Кристофер Рид (kris_reid) wrote,
Кристофер Рид
kris_reid

Category:

Сильна Красная Армия, но связь её погубит.

В подготовке связистов встречается ряд затруднений связных с формированием и неукомплектованностью младшим и средним начсоставом, так в ОБС 7486 младшего начсостава положено 91, имеется 10 человек, среднего начсостава положено 36, имеется 16.
Прибывшие средние командиры на должности радио подразделений — проволочники и радиосредства в большинстве не знают."
"Полки дивизий комсоставом связистами-радистами не укомплектованы полностью, нет совершенно командиров радиовзводов и радиотехников (обязанности выполняют временно командиры не связисты или командиры проволочники).
Младшим комсоставом части связи укомплектованы на 30 %, остальные должности МКС выполняют ефрейтора. Рядовым составом части укомплектованы на 100 %»
."
"«Подготовка связистов:
Части дивизии к развертыванию учебы по специальности… не подготовлены, за исключением 29-го танкового полка. Классы не оборудованы, в некоторых частях классов совсем нет. Учебными и наглядными пособиями, ключами, головными телефонами не обеспечены… В батареях 15-го артполка, за отсутствием ключей и телефонов, подготовка радистов по приему на слух и передаче на ключе не проводится… 30-й танковый полк в течение первого периода не имел для обучения ни одной рации 71-ТК (все законсервированы). Радисты первого года службы к занятиям по приему на слух только приступили, радисты второго года на рациях не работают, передавать и принимать на ключе не умеют…
Подготовленные радисты используются не по назначению: в 29-м танковом полку 5 чел. стрелков-радистов командирских машин отправлены в другие части механиками-водителями. В 30-м танковом полку радисты М., Т. взяты 1-й в библиотеку полка, 2-й начальником гауптвахты. Радиомастер Л. — в библиотеку дивизии.
Укомплектование подразделений радистами по общеобразовательному уровню низкое — 2-й батальон 29-го танкового полка — 15 чел. радистов имеют образование от 1 до 3 классов»
"
(с)

Оригинал взят у kenigtiger в В атмосфере грядущего подвига. Люди и тангенты.
Итак, благодаря очередному дежурству на связи, я снова с Вами и с большим количеством буков.

Мда. Давно я так не ржал, как после прочтения каментов к предыдущей моей записи, вот этой записи дяди Жени, и каментов у 96-го.

Смех, конечно, сквозь слёзы. Это ведь, на самом деле, трагедия, когда одна куча народа вокруг тебя не умеет читать написанное буквами, а другая – понимать. При том что пишешь ты всё это вполне литературным русским языком. То есть нормальный человек, со средним образованием, в принципе, должен всё понять.



Реакцию дяди Жени на мой прошлый пост я, кстати, вполне понимаю при всей её неадекватности. Законная гордость огородника за две грядки помидоров, аккуратно возделываемые всем многочисленным семейством и одновременный вопрос – “А чё тут сложного-то???” обращённый к одинокому крестьянину, которому в одно рыло надо в кратчайшие сроки аналогичным садовым инвентарём вспахать-засеять-убрать пару гектаров зерновых. Примерно так это выглядит, все эти рассказы о том, как до него ничего не было, а сейчас – всё есть. Особенно красиво это смотрится в сочетании с наездами на тему того, что я слишком часто и помногу езжу в Москву. Как будто в ноябре-декабре месяце я в этой самой Москве не участвовал в добыче этому самому дяде Жене очередной партии портативных раций по весьма умеренным ценам, деньги на которые рации он где-то таки нашёл, и которые рации я лично проверял, вместе с гарнитурами, и упаковывал, чтобы, не дай бог, не привезти ему за тыщу верст какой-нибудь очевидный брак.

Впрочем, похуй всю эту пиписькометрию на тему того, кто сколько в теплой кроватке поспал за зиму и о том, кто меньше кушает и больше работает. Кто я такой, чтобы попрекать дядю Женю счетами из ресторанов или количеством боёв в “корабликах”? В конце концов, я никого из командования нашего батальона не видел идущим на обед в столовую с бойцами, а ноутбук в штабе остывать не успевает в промежутках между “боями”. И все считают, что сделали всё для того, чтобы реальные “таньчики” воевали как положено. Так в чём мы можем упрекнуть афтара? В излишнем служебном рвении упрекать не принято ни связистов, ни политруков, ни связистов-политруков.

Вместо этого я, пожалуй, попробую немножко раскрыть тему того, как, что и когда у нас было в батальоне со связью, и чем наша пахота отличается от садового огородничества дяди Жени. Просто для понимания ситуации большей частью зрителей.

Для начала немножко сухих цифр из штаток. У дяди Жени в его артдивизионе Минёра 3-й бригады ДНР есть командно-штабная машина Р-142Н, в которой штатно стоит 4 радиостанции, модифицированная афтаром с учётом его предпочтений в радиооборудовании, и пачка носимых раций Р-159, 8-12 штук, в зависимости от полноты закромов. На этом, если не считать выводка внештатных портативок, которые, конечно, и у нас тоже есть, его штатное хозяйство заканчивается. А наше только начинается. Потому как если ему надо управлять пушками Д-30, то у нас, извените, 50+ бронеобъектов, на каждом из которых стоит радиостанция, функционирование которой критично для уровня боеспособности объекта. И ТПУ, танковое переговорное устройство, функционал которого не менее критичен. То есть в теории все 50+ экипажей боевых машин у нас должны уметь корректно эксплуатировать рации и ТПУ, а командиры машин так вообще должны уметь настраивать и Р-123, и Р-173. Причём укладываясь в норматив. Естественно, при имеющейся численности связистов и текучке кадров танкистов ничего подобного нет и в помине.

Эксплуатируют эти старые, битые жизнью системы люди, некоторые из которых надпись “ВС” на ТПУ трактуют как “внешняя связь”. Потому что никто не даст мне каждый экипаж и каждый танк на полдня, чтобы я их научил всему необходимому. А потом ещё раз на часик-другой, чтобы проверить знания. А потом ещё раз, потому что уже новый экипаж, старый уволился. Да и времени столько свободного у меня чисто физически не найдётся. Потому что это у дяди Жени с его скромным хозяйством 4-х человек не хватает до полного штата в 18. А у нас 4 активных штыка, не девушек, не дедушек, не посторонних, не больных, не запойных – это, как правило, суммарный актив. Вообще весь. 4-5, от силы – 6 мужиков (вот сейчас, максимума достигли неимоверными усилиями), которых можно загнать на танки рации настраивать-снимать-ставить (просто для понимания вес танковой рации – 40+ кг) или таскать Р-159 по передовой.

И это ещё мы шикарно живём. Прошлой осенью, когда я только пришёл, вменяемых связистов было вообще только двое, включая меня. И до Нового года эта цифра не изменилась, несмотря на появление “штатки”. “Штатка” связистов была забита людьми Паши-Бандита, стоявшими в Зоринске и не имевшими отношения к связи, девушками, которых можно было только посадить на коммутатор, и дедушкой, которого можно было только посадить туда же с той лишь разницей, что он на дежурстве имел обыкновение спать, в отличие от барышень. Финиш наступил, когда в связисты записали группу, работавшую с беспилотниками, ещё догудвиновскую. Штатка взвода связи была, таким образом, практически заполнена, но работать с техникой могли только два человека. ДВА. И на все мои вопли “У меня нет людей! Мне некем будет воевать!” я, после очередного такого “заполнения ваканта”, получал от комбата ответ “Ну вам же дали людей!”. Зашибись!

Невероятными усилиями в сочетании с не менее невероятным везением мне удалось заполучить в начале года двух бойцов-добровольцев. Мы неделю не слезали с техники, всё остальное время ребята штудировали инструкции, и в результате они более-менее умели всё необходимое, когда понадобилось. А понадобилось как раз через пару недель. В результате мы в ходе наступления асиливали эксплуатацию хозяйства, аналогичного хозяйству дяди Жени, вчетвером. Один тупо жил в КШМке, его изредка подменял второй, живший в мастерской, где заряжались аккумуляторы для 159-х и портативок, а ещё двое бегали по передовой и ближнему тылу, поддерживая функционирование Р-159-х и лазая проверять/настраивать рации на танках, когда надо было. Бегуна по передовой, бегавшего на пару со мной, я потом заслуженно представил на медаль. А человека, жившего в мастерской, у нас забрали на боевые пехотинцем, как и обитателя КШМки. Так что однажды, вернувшись из Дебальцево за аккумами, я обнаружил, что их тупо некому заряжать. Плюс один боец на передовой в одной из боевых групп важнее чем минус связь у всех остальных. Ахуеть подход.

Вот именно из-за такого отношения к связи после того, как я сдал должность и уехал в Москву, постепенно уволились все бойцы взвода. Просто потому что командованию было похуй на связь. При этом когда начальство взъёбывали сверху – взъёб этот докатывался до связистов в полном объёме. Мол, делайте что хотите, но ЧТОБЫ ВСЁ БЫЛО. Из ничего. Из никого, что самое страшное.

Теперь о технической стороне того, что мне удавалось делать в прошлом году и зимой. Я ещё из Москвы, прочитав пост Гудвина о состоянии дел, озаботился тем, чтобы мне было чем заряжать аккумы для 159-х. Привёз с собой зарядное, опробовал его, и к новому году нам добыли и доставили второе такое же. Можно было поддерживать в работе все четыре наши исправные Р-159 на тот момент. Получили 5, из них – 2 неисправные, плюс одна лежала в хозяйстве. Кстати, то, что 2 из полученных неисправны, это только я додумался проверить и сдать в ремонт. До этого всем было как-то похер.

Кстати, к вопросу о том, умеют люди читать или нет. Масса сочувствующих после предыдущего поста предложила мне помощь в решении вопроса, который я не только указал как решённый, но и изложил путь решения. Ребята! Проблема уже не в том, чтобы найти и закупить зарядки нам в батальон, наши уже куплены и работают, а в том, чтобы

а. я успел среди массы типичного тупого беспотового армейского кипеша научить всех наших связистов ими пользоваться

б. кто-нибудь накупил бы таких зарядок в мотострелковые бригады в соответствующих количествах

и, самое главное,

в. нашёл бы в этих бригадах людей, которые бы были готовы этим заниматься, потому что
кадровый кризис со связистами – он не только у нас в батальоне, он – по всему корпусу “народной милиции” ЛНР.

Далее. Тогда же, приехав из Москвы в декабре со всякими полезностями, я обнаружил, что, во-первых, всем, кроме немногих танкистов, слегка похуй на то, как настроены рации на технике, и во-вторых – всем похуй, что в Луганске кагбэ уже налажен ремонт этих раций, надо бы давно туда свезти минимум полдюжины станций, которые лежат стопочкой на узле связи. Почему? Вы уже поняли. Всем похуй. То есть каждый из многочисленных командиров и начальников сам готов мне прочитать лекцию о важности радиосвязи, но сделать что-то… хотя бы просто попинать в моё отсутствие единственного остававшегося связиста, чтобы тот озаботился всем этим. Нет.

Аналогичная ситуация сложилась и к нынешнему моему приезду. Вот скажите мне, на кой хер эти стопицотинспекций в погонах со звёздами по всем сферам деятельности части, если в итоге только я обнаруживаю, что как минимум треть Р-159-х, числящихся за батальоном, полностью неисправны? На кой хер батальону столько начальников и замов, если оказывается, что даже исправные Р-159 никто не может запитать от родных аккумуляторов, потому что не может их зарядить нормально? То есть систематически ебсти начсвязи на тему "хуле они у вас не работают" - это да. А вот добиться, чтобы работали.

Опять же, почему-то только меня одного озаботил тот момент, что на наших машинах выставлена всего одна ЗПЧ вместо четырёх, которые умеют Р-123М. Что чертовски не предусмотрительно, учитывая неспособность большей части наших танкистов быстро перенастраивать свои рации в боевых условиях. Ибо основную рабочую частоту периода “перемирия”, засвечиваемую ежедневным активным трафиком, укропы в первый же день реальных, полномасштабных боевых действий “положат”, и связистам придётся скакать с танка на танк, перенастраивая рации на ходу. А ведь именно так и было в январе – нашу первую частоту, которую, как оказалось, знали даже рядовые связисты ДНРовской пехоты (Спасибо тебе, дорогое корпусное командование!), тупо заглушили. И если бы я не добрался (Своим, сука, ходом, пешком, потому что машины для такого пустякового дела как установить связь между танками в танковом батальоне не нашлось. Это ж не в круглосуточник сгонять за бухлом!) на передовую к началу первой атаки, закончившейся взятием Санжаровки, то танки так бы и пошли в бой без связи. ВСЕМ ПОХУЙ! Тогда хватило одной команды “Рации в третью частоту!”. А что делать, если кроме одной частоты ничего не настроено? В самый решительный момент попросить у укропов пару часиков таймаута на то, чтобы облазать все машины и перенастроить?

Я тут, кстати, упоминал о том, что у нас новый начсвязи. Знаете, куда делся предыдущий, который был тут, пока я отсутствовал? Сбежал. Бесследно сбежал с очередных учений, где его насмерть заебали в классическом стиле “И тут мы внезапно вспоминаем про связь, которая нам должна немедленно родить всё из ничего”. Не выдержали нервы у человека. Ну и наличие в кармане свежеполученной и почти не потраченной зарплаты за два месяца сыграло свою роль. “Нахер мне всё это надо?” – подумал дяденька и ушёл с полигона, выкинув по дороге симку. В общем, не ново. Год назад так в Новороссии министры увольнялись, хуле там какой-то старлей.

Кстати, я не говорил, что у меня есть во взводе уникальный персонаж? Человек пришёл служить месяца полтора-два назад, но до сих пор умеет только снаряжать и в общих чертах настраивать Р-159 (это всего два часа обучения максимум). Почему? А потому что он из нарядов не вылезал всё это время, сторожил стоял, носил круглое и катал квадратное. А планы занятий “для отчётности” у нас штампуются исправно. В воскресенье вот прошлое был очередной строевой смотр, охуенно красивые стенгазеты об успехах в боевой учёбе и охуенно масштабные планы боевой и специальной подготовки нарисованы и вывешены. И при этом мы портативки 16-ти канальные до моего приезда возили “прошивать” в корпус. И ждём неделями, пока их там “прошьют”. А потом привозят и оказывается, что там их прошили в другую частоту, потому что написали требуемую частоту от руки с известным искажением. Компьютер есть, шнуры прошивочные валяются как мусор. Всего делов – дойти до интернета, программатор скачать и дрова на шнур…

Надеюсь, теперь все поняли, что меня так кумарит на самом деле? Нет, не количество проблем и не объем работ. Когда начинаешь работать и углубляешься – уже не думаешь об этом.
ЗНАЕТЕ, ЧТО МЕНЯ БЕСИТ? МЕНЯ БЕСИТ ТО, ЧТО РЕШЕНИЕ ВСЕХ ЭТИХ НЕХУЁВЫХ ПРОБЛЕМ КРИТИЧЕСКИ ЗАВИСИМО ОТ НАЛИЧИЯ ИЛИ ОТСУТСТВИЯ В БАТАЛЬОНЕ ОДНОГО, СУКА, КОНКРЕТНОГО ДИВАННОГО ВОИНА. Армия, блеать. Сила, блеать. Система, блеать. Превед, Шурыгин!
И никто, никто не думает, как он будет воевать войну, когда придётся. Не визуализирует, как оно будет на местности. 24 часа в сутки, 7 дней в неделю и хотя бы 4 недели к ряду. Или думает, но молчит, потому что ему страшно, сука, от таких мыслей.

Казалось бы, мне должно быть охуенно. Вишь какой пиздодельный и незаменимый. Но меня именно этот момент и кумарит больше всего. Какого хуя выстроенная система, призводящая горы бумаги, не может с помощью этих бумажек заставить людей делать нужную работу? Которой, по меркам системы, не так уж и много.

Наладить отбор, ещё на стадии военкоматов, и минимальное начальное обучение непьющих связистов из числа добровольцев. Наладить полноценное обучение уже служащих связистов, наладить поставки необходимых запчастей для систем связи бронеобъектов – предохранителей, тангент, шлемофонов. Наладить ремонт или замену блоков ТПУ. ЗА ГОД.

Сколько там уже горе-комментаторов меня упрекнуло в боязни бюрократии? Да я сам, если надо, становлюсь тем ещё бюрократом, граждане. (Просто из тысяч читателей моих текстов со мной в одной конторе работали максимум человек 10-15, они-то знают. :-) ) Только я кагбэ представляю себе, ради чего бюрократия существует. Ради сделанного дела. А не ради отчёта, блять, о том, что всё хорошо, когда всё плохо. Нам на гражданке за отчёты о том, как всё охуенно, никто денег не платил. Только за сделанную работу. Поэтому и вся бюрократия сугубо функциональна.

Когда работать, если за двое суток на полигоне можно позаниматься с людьми только два часа, а всё остальное время мы думаем, как поставить на поле 30 полуисправных танков так, чтобы казалось, что они все исправные, и как срежиссировать соответствующий спектакль для начальства с десятью умеющими ездить и стрелять, ещё десятью умеющими только ездить и ещё десятком совсем никакущих, кое-как ползающих или притянутых на буксире?

Ладно. Диванный воен приехал и начал паниковать, как некоторые написали. Что успел сделать? Ну, в панике, от страха ткскзть.

Для начала – я раздал привезённые внештатные радиосредства градистам и артиллеристам. Осваивают. Хотят ещё. Редкий визит Ведьмы, отведённого с его "Гвоздиками" в глубокий тыл, в соответствии с Минскими соглашениями, обходится без "Ещё хочу!".

Скомпоновал из привезённых портативок, работающих в диапазоне бронетехники, “тревожный набор” разведчикам, которых регулярно поднимают “по боевой”. Теперь им не надо брать с собой Р-159е, чтобы иметь возможность вызвать в нужное место БТР или огонь егойного КПВТ. Рации, влезающие в подсумок для пары автоматных магазинов, на фоне массивной Р-159 так понравились, что теперь по тревоге коробка с этим набором оказывается в БТРе моментально. И последний раз комвзвода разведчиков ругал их уже не за то, что забыли взять, а за то, что забыли вернуть.

Радиофицировал (наконец-то!) все посты и основные жилые помещения расположения. Для перезарядки всего этого сделал зарядный стенд на 8 аккумов и двумя наклеенными бумажками с простыми инструкциями наладил его работу ваачпе без участия связистов. И если понадобится куда-то перебросить всё это… достаточно просто сложить рации в снарядный ящик, в котором смонтирован стенд, и всё это готово ехать куда угодно в кузове “Урала” среди ящиков с БК, на которых сидят бойцы, увешанные железками. И доехать без проблем и повреждений. Без меня пачку зарядок, возившихся навалом в мешках и ящиках, угандошили. Пришлось восстанавливать. Благодаря такой радиофикации теперь совещание командиров длится дольше, чем процесс сбора командиров на совещание.

Аналогичный по конструкции стенд смонтирован у связистов, правда там не 8 однотипных зарядок, а 4 + 4 разных, и будет сделан ещё один такой же, дублирующий. Зарядки для аккумов 159-х прикрыты ИБПшником от срыва цикла “заряд-разряд” из-за проблем с электричеством. Тоже заранее испугался озаботился и привёз с собой.

В промежутках между выездами на полигон заряжены все аккумы на 159-е, которые до этого хранились как попало и даже не помечались – заряжены или нет. (Потому что, как правило, не заряжались.) Теперь всё заряжено и промаркировано, в том числе датой, ибо за месяц пассивного стояния аккум теряет до половины заряда. Даже старые жидкостные щелочные аккумы будем заливать и вводить в строй.

Сделана новая сетка частот под технику, с учетом самопораженных частот Р-159, Р-123, Р-173 и т.д. И техника под эту сетку перенастроена. Пока будут ремонтироваться Р-159-е, восполним пробел привезёнными Р-169П1-01.

Заведён-таки единый документ с данными по состоянию техники и нехватке/неисправности раций и компонентов ТПУ. И даже заполняется.

Местные уже налаживают контакт со специалистами, способными хоть как-то помочь нам ремонтировать блоки ТПУ. Да, делать это придётся за деньги из зарплат бойцов, из народных пожертвований. Но хоть так. Хоть как-то.

Учим танкистов, когда есть время, учим своих связистов пользоваться новой техникой, опять же когда есть время, хотя его чертовски мало из-за вышеописанных постоянных классических беспонтовых армейских кипешей.

Добываем себе людей в связь. Вот сейчас вот, в данный момент общаюсь на тему вернуть одного ушедшего человека.

И это параллельно с решением всех возможных проблем вокруг живущих в части компьютеров, параллельно с укрощением принтеров и массовым компьютерным ликбезом, гемором с картографическими и навигационными программами.

Ну и о тангентах. Ещё раз повторяю - проблема с тангентами не в том, что я чего-то не умею организовать или достать. Извините, но если это так, то получается, что этого не умеет никто из причастных к бронетехнике в корпусе. Я уже писал, что проблема отсутствия тангент на ТПУ Р-124 и Р-174 существует во всех подразделениях корпуса НМ ЛНР. Везде. Причём в бригадах она острее, так как там бронетехники больше, чем в нашем ОТБ. И чем дальше, тем менее боеспособна эта техника из-за отсутствия этой “мелочи”. В личку вон уже народ с других бригад стучится - “Бля, чувак, у нас та же хуйня в точности! Армия бумажных тигров!”.

Далее. Специально для дяди Жени, который эту самую тангенту “видел и держал в руках”. Дядя Женя! Не просто так этот вопрос про тангенту задал апчественности писатель Дивов. Писатель Дивов служил на броне, оснащенной этими самыми ТПУ. А, кроме того, оснащенной ещё тяжёлыми люками и массой всяческих движущихся механизмов. Подозреваю, у них в ББМе, несмотря на отсутствие у “Тюльпанов” конвейера АЗ унутри, тоже была народная игра “спизди тангенту”, распространённая не менее, чем “спизди башенный ключ”.

Ты, дядь Жень, видел и держал в руках тангенту от Р-123, которая жила у тебя в КШМке, куда никто, кроме связистов, не лазает, да и сами связисты имеют возможность влезать спокойно и неспешно. К тому же они дрессированные, ибо их всего-то туда лазает максимум полдюжины, они эту самую тангенту каждый раз на место убирают.

А в танке этот нагрудный переключатель живёт в очень тесном пространстве, куда в бою или на учениях стремительно, ногами вперёд, втискивается танкист. Которому, пока он тангенту не порвёт или не перебьёт, очень сложно объяснить, что она, такая вся из себя надёжная с виду, рвётся-бьётся, и что её надо беречь.

Вот возьми, дядь Жень, и подержи в руках ещё раз свою тангенту от Р-123 из КШМки. Благо она тебе нафиг не нужна по причине переоснащения вашей КШМ япойскими рациями. Возьми руками за два конца, а на середину встань ногой. И дёрни концы вверх изо всех сил. Вооооот, это танкист в танк залез. Это то, что даже починенная тангента должна переживать легко и непринуждённо. Проверено, хуй она это переживает. Что может произойти, если в ТПУ включена неисправная тангента? Ну вот это вот, например. Впрочем "ТПУ закорочен на внутреннюю связь" - это ещё что. Вот когда у бойца неисправная тангента закорачивается так, что рация встаёт на непрерывную передачу...

Ладно. Теперь возьми полосу металла, не заточенную, но увесистую. И несколько раз ёбни кромкой по проводу. Это танкист сидушку отрегулировал, предварительно случайно спихнув под неё тангенту. Теперь бери лом и ломом ёбни. Острым концом точнёхонько в кабель. Это танкист люк на стопор не поставил. Ну а теперь бери топор, клади проводок на чурбачок и руби его нахуй совсем. Это насмерть заёбанный танкист заряжал БК в свой таньчик, на боевых, или на полигоне норматив сдавал, и не заметил, как в конвейер АЗ провалилась тангента. ХРУСЬ! Всё. Попробуй её как-то срастить и переходи к пункту 1, про “наступить ногой и дёрнуть”. Успехов.

Ебать танкистам мозги за испорченные тангенты? Можно и нужно. А они после этого будут рожать мне новые тангенты? Нет.

Далее. Про то, что “а вот у нас в ДНР все проблемы решаются и порядка больше”. Спасибо, наслышан. Весной вот поинтересовался у знакомого из ДНР, как у них обстоят дела с бронетехникой в мотострелковом подразделении. Работает ли кто-то на штатных станциях, есть ли связисты, знают ли где станции отремонтировать, если что. Нет, нет, нет. Недавно вот из другого подразделения, которое кагбэ уже почти год с бронетехникой возится, попросили хоть сколько-то Р-169П1-01, потому что командовать танками в поле нечем. Связистов нет, ничего нет, все так любят бегать с автоматами косить укроп (И подствольник, конечно же подствольник!), что спасу нет. Поделимся, чо.

Так что не надо тоном авторитетного политработника рассказывать, что у Вас все “даже штатными средствами” успешно “качают связь”. Не сомневаюсь, что пробуют, стараются, жить-то хочется, но вот этого вот пропагандонства о том, как “прокачанными скиллами” всё успешно делается и “всё прекрасно достаётся” – не надо, пожалуйста. Смишно же.

Я, граждане, не паникую и не очерняю. Это просто кое-кому выгодно покрывать откровенный саботаж. Саботажник же, если он, конечно, умный и опытный, не будет поджигать танковые парки или склады с боеприпасами. Он… ну, например, пришлёт в полуокружённый Славянск вместо критически необходимых боеприпасов на “Ноны” 122-мм снаряды на Д-30 или танковые выстрелы. Ну ошиблись, бывает. Ну а то, что ошиблись в самый решительный момент, когда ошибаться нельзя никак… Ну, бывает. Люди ошибаются, тупят, бла-бла-бла.
Вот и тут примерно то же самое. Вроде как и танки есть, и снабжаются они вроде как всем необходимым. Ну а мелочи… это же мелочи, правда? Совсем незначительные. Ну, недосмотрели. Сейчас выговор сделаем.
Почитайте или хотя бы пересмотрите те же “Семнадцать мгновений”. Вот примерно так работают профессионалы с многолетним стажем, чьи “диверсии” по масштабу превосходят любую “рельсовую войну”. Думаете, у укропов нет шпионов и агентуры? Есть. Регулярно ловят. Причем отнюдь не только рядовых пакостников с “маячками”. Так вот если в декабре или в феврале я ещё мог думать, что нехватка тангент – просто разспиздяйство, то теперь, уж извините, это – чистейшей воды саботаж.

Крики о том, что “всё нормально, всё путём, а отдельные недоработки мы ликвидируем” – это путь в новый 1917-й или 1991-й, кому что нравится, на выбор – кому нравится хрустеть французскими булками “Эх, если бы не жидо-большевики!”, кому - нарезными батонами “Эх, если бы не предатель Горбачёв!”. Невооруженным глазом уже видно, что “мелкие недоработки” на самом деле не мелкие, что идут системные просчёты а местами - этот самый саботаж.

Например, принципиальный проёб в вопросе комплектования армии. Весной, когда я писал свои посты про Дебальцево и всё остальное, военкоматы той же ЛНР были вроде как полны. Во-первых, шли люди, впечатлённые пропагандистскими материалами на тему взятия Дебальцево. Во-вторых, шли люди, понадеявшиеся на то, что “наконец-то в армии начали платить зарплату”. В-третьих, шли всё те же люди, что и осенью, рассчитывавшие на то, что воевать-то, собственно, больше не придётся. Прошло три месяца. Всё. Военкоматы пусты. Кто-то нашёл себя в мирной жизни, кто-то – свалил в Россию. Все, кто хоть немного хотел служить в армии ЛНР, или уже служат в ней, или уже послужили и больше не хотят. Или перебегают из части в часть в поисках кто чего – кто “боевых”, кто, наоборот, тихой должности завхоза, кто – более вменяемого начальства. Значимое количество добровольцев из России, в том числе опытных бойцов, уехало и не собирается возвращаться “в этот дурдом”.

При добровольческом принципе комплектования армии работает рынок, граждане политработники, о чём я и писал весной. И, если армия ЛНР имеет предложить людям службу, состоящую на 90% из унылой казарменно-бумажной рутины а-ля российская армия 90-х, а на 10% - из полного пиздеца во время “боевых” после очередного перемирия, то добровольно туда придёт, по большей части, весьма инертный контингент и совсем бедные люди, которым некуда уехать и негде больше заработать денег. Соответственно, основной болезнью армии станут пьянка на отдыхе и мародёрка на боевых. Как я и предупреждал.

Про то, что синька в частях стала делом обыденным, как у укропов, знает уже даже ленивый. Достаточно новости в интернете почитать о том, как недавно военные алконавты умудрились шедеврально начудить в Луганске, протаранив на БМП какую-то кафешку. Но проблема-то даже не в этом, не в самой синьке, а в том, что по факту исчерпания человеческих ресурсов, желающих служить Родине в имеющемся формате, к синьке скоро начнут относиться более лояльно. Причём не сами непосредственные командиры внезапно начнут возвращать в подразделение таких мутных кадров, а, опять же, высшее начальство потребует укомплектовать части на 100% не по бумаге, а по плацу, что называется, по количеству морд лица на строевом смотре. В результате, к гадалке не ходи, начнётся устойчивая синева, с которой хер что сделаешь.

Если сейчас командир может выгнать бойца за пьянство или лишить зарплаты, частично или полностью, то в описанной ситуации “нажима сверху” из страха перед некомплектом командиры вынуждены будут терпеть синьку. А когда синячащие это просекут… то в, определенных рамках по высоте, так сказать, по градусу, которые со временем примут характер ряда вполне устоявшихся допущений, пределов синьке “в ширь” не будет. Собственно, процесс уже пошёл. Начальство среднего уровня, зажатое между требованиями “Укомплектоваться уже наконец-то!” и закончившимися человеческими ресурсами отчаянно пытается сохранить лицо и не показать, что оно сдаётся. Заявлено, что выгонять за синьку не будут, будут деньги снимать с зарплаты, а тем, кому после этого захочется уйти, рапорта подписывать не будут. То есть они кагбэ будут пытаться удерживать в частях без зарплаты алконавтов. Не поняли? Будут пытаться удерживать в воинских частях без зарплаты людей, склонных к синьке_любой_ценой. Мне одному кажется, что к началу боевых у нас просто не останется солярки, которую сконцентрированные в частях алконавты посливают в обмен на самогон и водку? И хорошо если с танков другой техники цветмет не начнут скручивать.
Мироздание, конечно, причудливо и многолико, но зачем планете Земля вторая украинская армия????
Кстати, чисто по приколу посчитайте, во сколько раз укропов после очередной мобилизации будет больше по численности, чем нас. При качестве зольдат, которое упорно выравнивают с укроповским, медленно, но верно, растущим. Соотношение будет более чем для успешного наступления.

Такие вот дела, дорогая апчественность. За массу поступивших предложений финансовой и организационно-технической помощи связистам – огромное спасибо, будем пробовать если не переломить ситуацию, то сделать её хотя бы чуть менее безрадостной. Будем “паниковать” и "грустить" дальше. Отчёты, уж извините, будут краткими. Если я начну регулярно писать этакие простыни - совсем ничего не успею.

Ну а к дяде Жене, великому разоблачителю "культа полковника на букву Г." у меня, по ходу чтения каментов, - скажи, дядь Жень, как так получается, что “Гиркинд сбежал из Славянска, сдав его укропам за взятку”, а Минёр несколько ранее “отступил, сохранив личный состав”? Как уживаются в одной голове эти взаимоисключающие параграфы?


Tags: всяко-разно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments