Кристофер Рид (kris_reid) wrote,
Кристофер Рид
kris_reid

Category:

Знакомые все лица...

Докладная записка ОО НКВД СТФ
в УОО НКВД СССР «О недочетах в боевых
действиях 23-го танкового корпуса
за период с 1 по 10 июля 1942 г.»
18 июля 1942 г.
Зам. народного комиссара внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга
тов. Абакумову

Беспрерывной переброской частей 23 танкового корпуса с одного рубежа на другой, неправильное использование их в бою — изматывало материальную часть, не достигая цели.
За 10 дней части корпуса совершили марш обшей сложностью до 300 километров.
По приказу командования 28 армии, части 23-го танкового корпуса 1.7.1942 года сосредоточились в районе Козинка, Казначеевка, Конопляновка с задачей — уничтожить противника, продвигающегося на восток в направлении Волоконовка и дать возможность частям 28 армии отойти за реку Оскол и занять оборону.
Первая и основная задача была не выполнена.
1.7.42 года 6 и 114 танковые бригады начали наступление, не имея данных о силах противника, без организации взаимодействия с пехотой, артиллерией и авиацией.
В результате такой неорганизованности, танки были встречены из засад активным артиллерийским огнем противника во взаимодействии с авиацией, что сразу нарушило боевой порядок наступающих наших танков.
Вследствие непродуманного наступления, части корпуса потеряли только за два дня боя до 30 танков и с боем отошли на восточный берег реки Оскол.
Таким образом задача — приостановить противника 23 танковым корпусом — выполнена не была по причине неправильного руководства частями со стороны командующего 28 армии генерал-лейтенанта Рябышева и члена Военного совета бригадного комиссара Попеля, а противнику удалось форсировать реку Оскол и продвинуться на восток.
С переходом частей танкового корпуса на восточный берег реки Оскол для занятия обороны в районе Принцевка. Пески, Терехово, Хохлово и Колосково установлено, что пехота 13 гвардейской СД, которая должна была занять оборону в этом районе, отсутствовала.
Командование корпуса выехало к члену Военного совета 28 армии Попелю с докладом о создавшемся положении.
Попель, вместо того, чтобы принять соответствующие меры, взял карту и заявил:
«...У меня на карте пехота 13 гвардейской стрелковой дивизии занимает оборону. Вы ничего не знаете. Езжайте и не создавайте панику»,
К исходу дня 3.7.42 года противник, использовав отсутствие пехоты, переправил автоматчиков через реку Оскол и занял село Колосково.
Находившиеся в этом селе в засаде наши танки, из-за отсутствия пехоты вынуждены были гоняться за от¬дельными автоматчиками, выбивая их из села. Село Колосково было снова в наших руках.
4.7.42 года командование 23 танкового корпуса по¬лучило распоряжение от генерал-майора Пушкина о немедленном отводе частей корпуса и занять новый рубеж обороны на реке Валуй:
«...Начать отход немедленно. К утру 5.7 быть готовым драться на реке Валуй».
Командование корпуса приказ Пушкина выполнило, свои части отвели и заняли [рубеж] на реке Валуй, оставив район обороны без прикрытия наших частей.
5.7.42 года в 11-30 №01/ОП командование корпуса получает от 28 армии новый противоречащий приказ: «...Почему вы без приказа отошли на новый рубеж и в результате этим дали возможность распространяться противнику в районе Солоти на восток? Приказываю немедленно лично вам, всеми имеющимися у вас силами и средствами, закрыть участок Селиваново — Борисовка, где образовался разрыв между 13 и 15 СД».
Части корпуса не успели сосредоточиться и занять оборону на новых рубежах согласно приказу Пушкина, как по приказу командования 28 армии снова были брошены на старые рубежи обороны.
Такая неразбериха, недоговоренность бесцельно изматывали материальную часть, вследствие чего в частях 23 танкового корпуса за непродолжительное время, не участвуя в боях, танки израсходовали мото-часы на 35 — 40 процентов.
Того же дня (5.7.42 года) из 28 армии получено приказание на имя командования 23 танкового корпуса, в ко¬тором ставится боевая задача перед 65 танковой бригадой, в то время как по приказанию Пушкина эта бригада должна сдать свою матчасть и отправиться на формирование.
В 11-50 5.7.42 года из 28 армии было получено приказание: «...Немедленно, по тревоге выбросить 9 МСБр и одну танковую бригаду на участок Селиваново — Валуйки» (Крюченкин, Лучко), в то время как в предыдущем приказе указано: не двумя бригадами, а всеми силами и средствами корпуса — закрыть Селиваново — Борисовка.
7.7.42 года в 18 — 19 часов, во время боевых действий частей корпуса, в районе сел Любомировка — Ново-Александровка, командование 28 армии, не зная действительное положение корпуса, сил противника, место его нахождения, издало приказ: «К 2.00 8.7.42 года, не считаясь ни с какими потерями, выбить противника из Россошь, овладеть переправой».
При этом указано, что противник в районе Россошь имеет только автоматчиков.
Командование корпуса, получив такой приказ, крайне было возмущено, заявляя: «Это авантюра», т.к. не было никакой физической возможности к указанному времени вывести бригады из боя, сконцентрировать их и направить на выполнение поставленной задачи.
При использовании всех возможностей для кратчайшего срока выполнения приказа, корпус собрал остатки бригад лишь только к 10-30 8.7.42 года и сконцентрировал их в селе Ржевка. Все оставшиеся танки бригад корпуса (40 шт.) были приданы 6 гвардейской бригаде.
Необходимо отметить, что командование 23 танкового корпуса к данным 28 армии о силах и месте нахождения противника в районе Россошь отнеслось слепо, не перепроверив это своими возможностями, и на рассвете 8.7.42 года, когда бригады еще полностью не были собраны, часть штаба корпуса направило на вновь избранное КП в с. Екатериновка.
С прибытием штаба на указанное место. КП внезапно был атакован танками и автоматчиками противника, в результате чего потеряли 8 зенитных пушек, несколько автомашин и до 20 человек убитыми и ранеными. Остальные лица из числа личного состава штаба разбежались." Штабные документы уничтожены.
Также следует указать, что командование 6 гвардейской танковой бригады беспечно, без ведения соответствующей разведки, повело танки в направлении Россошь, наткнулись на танки и артиллерию противника, потеряв несколько танков, отошли к с. Кривоносовка, не выполнив поставленную задачу.
Наш источник ... по данному вопросу 13.7.1942 года сообщил:
«...Около 9-00 8.7.42 года командир корпуса полковник Хасин поставил боевую задачу командиру 6 гвардейской танковой бригады. В то время выяснилось, что часть танков из-за отсутствия масла и горючего отстали и стоят в пути, другая часть уже прибывших танков также не имели ГСМ и боевую задачу решать не могли.
Вскоре удалось достать на авиабазе около тонны бензина и немного масла, машины были минимально заправлены и в 10-30 бригада выступила из с. Ржевка на выполнение боевой задачи.
До переправы Россошь танкам предстояло пройти около 40 километров. Было ясно, что танки из-за отсутствия ГСМ и боеприпасов в отрыве длительного боя вести не могли и были обречены на гибель, что признавал и сам командир корпуса, но приказ 28 армии требовал любых жертв.
Считаю совершенно неверным решение командования 28 армии о посылке танков в наступление на Россошь, т. к. наступление танков началось в тот момент, когда противник быстро распространялся от Россошь на юго-восток, а наши части поспешно отходили.
По существу танки корпуса пошли в глубокий рейд без пехоты и боевого обеспечения, что грозило им окружением.
Танки, как и следовало ожидать, своей задачи — овладеть переправой — не выполнили. Россошь не достигли, встретив упорное сопротивление противника, потеряв несколько танков, были вынуждены отойти в район Кривоносовка.
Одной из причин неудачных действий танков 23 танкового корпуса является тот факт, что командование 23 танкового корпуса не было информировано 28 армией о существовании и действиях 22 ТК юго-восточнее Россошь и к тому же с момента, как 6 гвардейская танковая бригада пошла в атаку, связь и управление бригадами командование корпуса окончательно потеряло, и бригады действовали самостоятельно
».
Командование 28 армии, не зная обстановки и действительного положения бригад корпуса, продолжает издавать непродуманные бессмысленные приказания, как например: «Командиру 6 танковой бригады. Командующий приказал:
1. Ваши танки расставить на прикрытие подходов к Басков, Осказ по рубежам: Ольшанский, 179, 204 и особое внимание обратив на прикрытие 179.
2. Собрав все танки, сосредоточить в районе Балковская и подчинить их себе, подвижный резерв в районе Конюшен на южной окраине Балковская.
3. За детальными указаниями по обороне явиться к командующему.
4. Связаться с командиром УРга.
(Зам. нач. штаба 28 армии.) 10.7.42 года
».
Это [было сделано] в то время, как в 6 гвардейской танковой бригаде на 10. 7. 42 года уже не было ни одного танка.
Вследствие неправильного использования частей танкового корпуса, бригады 6 гвардейская, 114 и 65 на 10.7.42 года остались без материальной части и при этом потеряли значительную часть личного состава.
Часть танков была уничтожена противником за время боя, а остальные уничтожены личным составом из-за отсутствия горючего, технической неисправности и отсутствия необходимых переправ через реки.
Не менее серьезно отразилось на боевую деятельность 23 танкового корпуса и то, что командир корпуса полковник Хасин своим крайне нетактичным поведением по отношению к командному составу, запугиванием их расстрелом, снятием с должности и т.д. потерял всякий авторитет среди личного состава.
По данному вопросу наш источник ... в своем донесении от 13. 7. 1942 года сообщил:
«В течение 9, 10, II. 7. 1942 года командование корпуса было без своего штаба.
Полки ПВО и ПТО выходили за Дон без всяких указаний корпуса, одиночками и группами. Тылы корпуса выходи¬ли самостоятельно, а такие, как КРБ (76 и 881), оказались в Бутурлиновке.
Командир корпуса полковник Хасин не способен руководить такими соединениями, как танковый корпус. Вместо делового и грамотного руководства своим штабом и бригадами, он запугивает командиров снятием с должности, расстрелом, повешением и проявляет попытки к рукоприкладству. Нет настоящей командирской требовательности.
Был случай в Каменке, когда полковник Хасин через начальника связи Лавриновича угрожал Военному совету ЮЗФ, что если корпус не будет обеспечен не менее 3 б.к, и 3 заправками ГСМ, то он отведет свой корпус
».
Полковник Хасин своим поведением крайне отрицательно влияет на личный состав штаба корпуса, и 7.7.1942 года начальника штаба корпуса полковника Волконского довел до такого состояния, что он хотел застрелиться, а также незаслуженно снимает с работы военнослужащих из числа личного состава штаба корпуса, в частности работника по снабжению капитана Камедина и других.
Командующий 28 армии генерал-лейтенант Рябышев и бригадный комиссар Попель от занимаемых должностей отстранены.
Селивановский
ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4, д. 222, л. 1-7 (подлинник)
Tags: война, танки
Subscribe

  • Шмайссер, говорили они...

  • Хватило шести...

    Случай не вчерашний :), но весьма интересный с точки зрения "самооборона с крупнокаберным револьвером")…

  • «Работает – не лезь?»

    По мотивам недавно прошедшего на «одном форуме» могучего обсуждения на тему «какой пистолет нам нужен» вспомнилось, как на эту тему поступили в еще…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Шмайссер, говорили они...

  • Хватило шести...

    Случай не вчерашний :), но весьма интересный с точки зрения "самооборона с крупнокаберным револьвером")…

  • «Работает – не лезь?»

    По мотивам недавно прошедшего на «одном форуме» могучего обсуждения на тему «какой пистолет нам нужен» вспомнилось, как на эту тему поступили в еще…