Кристофер Рид (kris_reid) wrote,
Кристофер Рид
kris_reid

Category:
  • Music:

Мы делили апельсин - много наших полегло.

В подрядке интереса к корсарской теме:)

"По поводу дележа добычи в Картахене существуют четыре основные версии.

1. Пуанти обманул корсаров. Ее придерживался и Саббатини. Поводом к этому служит письмо написанное колонистами (читай - буканьерами) Сан-Доминго в 1698 году. Но тут надо задаться некоторыми вопросами.

а) непонятна заинтересованость в этом Пуанти. Он все награбленное привез "под опись". Основное исследование по рейду на Картахену - это Richer, Vie du Capitaine Cassard et du C. Paulin, Paris 1785. Там скурпулезно перечисляется вся добыча и приводятся соглашения по ее разделу. Добыча в Картахене: по скрупулезно точным данным Кассарда (1672-1740) (есть точный список монет, слитков и т.д. с указанием веса в марках, которые обычно использовались для определения веса золота и серебра), который был на флагмане Пуанти в серебре и золоте (без изумрудов и бриллиантов и товаров, в т.ч. медных колоколов и пушек), составила 7,6 млн ливров (в т.ч. в золоте - 1,5 млн), 120 мулов неделю перевозили всю добычу весом 550-600 тонн. По отчету Пуанти (Quincy, Histoire militaire de Louis le Grand, t.3, Paris 1726, стр. 388), всех сокровищ (включая драгкамни) было на 10 млн ливров + 1 млн на захваченных судах + то, что утаили. Труд оценивает всю добычу в 13 млн ливров (после реализации товаров). В Theatrum Europaeum, t. 15, Frankfurt-am-Main 1707, стр. 142, на основе фр. официальных документов, вся добыча была оценена в 12-14 млн ливров, король получил 3/5 - 7-8 млн, Amiral de France граф Тулузский - 1/5 часть, которая ему вообще полагалось со всех призов и добычи на море в силу его положения (2,5-2,6 млн ливров), экипажам - 1/5 (в т.ч. по 1/3 капитанам, офицерам и матросам с дальнейшим подразделением в зависимости от должности). Duro C.F. (La Armada Espanola desde la Union +) оценивает весь ущерб испанцев в Картахене в 6 млн песо (18 млн ливров), хотя испанцы жаловались Невиллу, когда тот пришел в Картахену, что их ущерб - даже 8 млн песо.
В 1698-99 гг., когда появилась возможность посадить на испанский престол своего внука, король вернул картахенцам их самые ценные реликвии, увезенные Пуанти: серебряные Гроб Господень и статую Девы Марии ("в натуральную величину"), усыпанные изумрудами и т.п.
Очень странный момент отмечает биограф Дю Касса - в труде Du Casse «L'Amiral du Casse» - Paris, 1876. сообщается, что Дю Касс смог в 1697 году удвоить свой капитал. Деньги же, привезенные Пуанти, скурпулезно подсчитаны морским министерством.
б) Давайте обратим внимание на личность Паунти. Пуанти был талантливым математиком и изобретателем, он учился у самого Лейбница. Вместе с изобретателем Пти-Рено Пуанти принял участие в создании бомбардирских судов. Именно это ноу-хау позволило французскому флоту в кратчайшие сроки брать крепости с моря. Примером этому как раз Алжир, Триполи, Палермо, Генуя, Картахена, Барселона. На момент рейда на Картахену Пуанти был генерал-комисcаром морской артиллерии. При Бичи-Хэд он командовал 64-пушечным "Куртизан", который был замыкающим 1-го дивизиона. Именно Первый дивизион в этом сражении обошел голландскую эскадру и поставил ее в два огня, следствием чего стало уничтожение 5 голландских кораблей.
В сражении при Ла-Хог (или при Ла-Уг) Пуанти на своем "Куртизане" входил в состав соединения Габарэ. После боя его корабль оказался отрезанным от основных сил. Пуанти ночью повел его к берегам Англии и прошел мимо Даунса и Портсмута, вдоль берега, обманув английских ищеек. Он сохранил свой корабль и привел его в Брест. Так же он отично проявил себя в битве при Малаге. Человек, судя по отзывам, он был кристально честный, справедливый, грамотный, знающий. Он открыто выступал против Поншартрена, сделавшего упор на каперство. Он, как и Турвилль, считал, что начало масштабной крейсерской войны в ущерб операциям регулярного флота - путь к поражению. Именно поэтому он был снят с командования корсарами Дюнкерка. Поншартрен посчитал, что корсарами должен руководить корсар, для чего и назначил Сен-Поля, отличившегося во время Орлеанской войны на Средиземном море.

2) Корсаров обманул Дю Касс.
Тут так же есть несколько нестыковок. Конечно, Дю Касс, в отличие от Пуанти был протестантом, поэтому дух торговли был у него в крови. Он отлично проявил себя в войне за Испанское наследство как грамотный и храбрый офицер, но при Ямайке, на Сент-Кристофер, на Ньюфаундленде был замешан в грабежах и реквезициях. Кроме того, 40-пушечный "Поншартрен" Дю Касса по воспоминаниям Кассарда, ушел к Сан-Доминго, доверху набитый серебром (это "жадный" Пуанти отдал все серебро губернатору.С точки зрения Пуанти это понятно, поскольку где губернатору обменять те же ядра на золото или серебро?),тогда как сам Пуанти забрал медь, пряности, пушки, ядра, и прочую дребедень. Да, конечно же Пуанти забрал все драгоценности, золото, драгоценные камни, поскольку это была исключительная монополия короля Луи.
Ведь могло такое быть, что корсары поручили часть серебра своему губернатору? И мог он их обмануть, свалив все на уплывшего во Францию Пуанти?

3) У корсаров могло просто сорвать башню от такого количества драгоценностей. Общая сумма добычи составила 14 миллионов ливров. Эти деньги были разделены следующим образом: король Людовик имел право на 3/5 всей суммы, соответственно на его долю приходилось 7.5 миллионов ливров; еще 1/5 часть шла в карман главнокомандующему французским флотом – адмиралу Франции графу Тулузскому – это еще 2.5 миллиона. Оставшиеся деньги делились между участниками экспедиции: 1/3 (1 320 тысяч) выделялась для офицеров, а остальное – под экипажи кораблей (2 680 тысяч). Всего в отряде Пуанти было 110 офицеров, то есть каждый из них получил по 12 тысяч ливров. Солдат, матросов и флибустьеров было около 4000 человек. каждый получил соотвественно по 670 ливров. Таким образом флибустьеры получили 670 ливров х 650 человек = 435 тысяч 550 ливров, что согласитесь не 40 тысяч пессо, а порядка 170 тысяч пессо. Это косвенно подтверждается и отчетами капитана 70-пушечного "Бреда", взявшего флибустьерский "Серф-Волан". Там была захвачена добыча, эквивалентная 200 тысячам ливров. Поскольку по обычаю скорее всего корсары разделили добычу между кораблями - сумма там была не меньше 400-500 тысяч. Кто мог быть недоволен таким дележом?
Конечно же корсары. Например их офицеры могли заявить, что им полагается выдать офицерские, а не матроские деньги. Или требовать вообще разделить все поровну, как принято в береговом братстве.
Тем более, что в деле при Ямайке они не постеснялись воровать даже коров и свиней, а тут такая куча серебра, золота, камней...

4) Никто никого не обманывал.
Но что тогда делать с письмом буканьеров?

По мне самая вероятная версия - №3. Письмо же могло быть написано кем-то из спасшихся корсаров просто из зависти и злобы. Ведь мог быть обладателем не малых денег, а тут такая добыча проплыла мимо!


В книге про Блада Саббатини устами своего героя утверждает, что рейд на испанскую часть Сан-Доминго был бы гораздо более перспективен и нужен, чем атака Картахены.
Меж тем это не так.
Идею Блада о захвате испанской части Сан-Доминго следует признать фантастической. У Пуанти было 3300 солдат. После присоединения к нему флибустьеров численность отряда едва насчитывала 4000 человек. Для захвата Сан-Доменго и окрестностей нужна была как минимум 15-тысячная армия, но с учетом климата половину этих сил пришлось бы потерять от боев и болезней. Даже если бы Пуанти удалось захватить что-то - не было сил удержать захваченное."
(с)Сергей Махов.
Tags: история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments