Кристофер Рид (kris_reid) wrote,
Кристофер Рид
kris_reid

Categories:
  • Music:

"Их восемь, нас двое"

Или немного прикладной мемуаристики.
1.Цитата номер раз. Покрышкин А. И. Познать себя в бою. — М.: ДОСААФ, 1986.

"После боя, собрав группу в боевой порядок, мы продолжали патрулировать. К нам пристроился Андрей Труд. Узнав его по номеру самолета, запросил:
— Где Вадим?
— Он подбит и ушел домой.
— А почему ты его не сопровождал?
— Был скован "мессерами", не мог оторваться.
Положение с Фадеевым встревожило меня. Расспросы пришлось отложить до приземления. Сбоку нас, на удалении до двух километров, появилась шестерка Ме-109. Они летели параллельно нашей группе и в бой не вступали. Мы поджидали вражеские бомбардировщики и не старались связываться с истребителями.
...
Закончив патрулирование, пришли на аэродром.
— Фадеев сел? — спросил Чувашкина после посадки.
— Нет, не садился.
— Где Вадим и что с вами было? Докладывайте! — потребовал я у Труда.
Из его рассказа кое-что стало ясно. Оторвавшись от моего звена, пара Вадима вышла на Крымскую. Там наскочила на группу Ме-109. Завязался жаркий бой. Пара рассыпалась. В один из моментов боя Труд услышал Вадима:
— Я — Фадеев, иду домой...
По голосу чувствовалось, что Фадеев был ранен. А Труду никак не удавалось оторваться от двух "мессершмиттов".
Ждали мы сообщений о судьбе Фадеева несколько дней. Стало ясно, что Вадим погиб. "
http://militera.lib.ru/memo/russian/pokryshkin-1/13.html

2. Цитата номер два.Покрышкин А.И. Небо войны
"Группу, в которой летал в последний раз Фадеев, возглавлял я. В том вылете мы шли на линию фронта шестеркой: ввиду низкой облачности к моему хорошо слетанному звену подключили пару Фадеева. Я, как всегда, взял курс в тыл к немцам, чтобы там подловить бомбардировщиков. При подходе к реке Кубани Вадим стал отклоняться восточнее. На мои призывы приблизиться ко мне он отвечал согласием, но все дальше отходил от нас. Опытный летчик, он, конечно, понимал, что не должен отрываться своей парой от всей группы. Может быть, он, командир эскадрильи, поставленный мне в подчинение, старался показать, что сумеет действовать и без моих указаний, целиком самостоятельно. Над станицей Варениковской мы наскочили на группу "юнкерсов", которые, прикрываясь облаками, крались к линии фронта. Мое звено завязало с ними бой. Вадим же, идя далеко от нас, восточное, вышел на Крымскую, где в это время кружилась группа "мессершмиттов". Очень тяжело было Вадиму и Андрею Труду парой вести бой с двенадцатью вражескими истребителями. В том бою самолет Вадима был подбит. Андрей Труд, скованный боем, не смог оказать ему помощи. Мы же дрались с бомбардировщиками и истребителями далеко западнее и не знали, в какой ситуации оказался Вадим. Его израненную машину добили фашистские стервятники. Через некоторое время к нам пристроился его ведомый Андрей Труд.
И в последнем своем бою Вадим проявил присущие ему мужество и мастерство, но дали себя знать и обычные для него недооценка сил врага, пренебрежение реальной опасностью.
Эти мои раздумья, с которыми я ни с кем не делился, ибо не хотел бросить ни малейшей тени на светлый образ Вадима Фадеева, еще крепче утвердили меня в некоторых незыблемых нормах поведения летчика на земле и в воздухе. Нарушишь их — расплата придет неминуемо... "
http://militera.lib.ru/memo/russian/pokryshkin2/14.html

3.Мнение человека, "копавшего эту историю в архивах".
"Что касается мемуаров (в том числе и Покрышкина)и публицистике (например, В. Погребной), описывающих гибель комэска-3 16 гиап, ст. л-та Вадима Ивановича Фадеева, то их данные напрочь расходятся с документами 16 гиап, хранящимися в ЦАМО. Могу сказать Вам только, что не было никаких засад из 8-10 самолетов, которые целенаправленно заманили "увлекающегося и не очень дисциплинированного" "Бороду" в ловушку. Фадеев, вместе со своим ведомым А. Трудом, будучи прикрывающей парой в группе Покрышкина, действительно отошли в сторону. Но они не вели тяжелого боя с превосходящей группой истребителей противника, а подверглись неожиданной атаке пары охотников. Ведущий мессер обстрелял Фадеева с дистанции 200-150 м. на высокой скорости и ушел вверх. Труд говорит, что стрелял по нему с 30 м., но не попал - велика была скорость атакующего. В общем, атаку они прозевали. Затем по Фадееву издали полоснул ведомый "мессер". Фадеев после первой атаки был ранен и попытался уйти в облака. Затем Труд утверждает, что вел бой с немцами, но это вряд ли. Охотники скорее всего, сразу ушли. Когда Труд вернулся, то сказал, что видел на земле взрыв, возможно, самолета Фадеева. Но все мы знаем, что того нашли на земле через какое-то время пехотинцы. Умер в кабине или на крыле, когда пытался вылезти - точно неизвестно. Кстати, на земле к Труду отнеслись недоверчиво.
В общем, вот так - не было никакой засады, отработали обычные немецкие охотники. Скорее всего, это был Гюнтер Ралль. Это следует из списков немецких побед на восточном фронте. За пятое мая там одна-единственная сбитая Кобра. Время сходится. "(с)ув.Arodionov. ВИФ2ne

Так что когда используете мемуары в качестве источников, делайте это... э-э, очень осторожно :)
Tags: война, самолетики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments