Кристофер Рид (kris_reid) wrote,
Кристофер Рид
kris_reid

Categories:
  • Music:

Давно собирался выложить...

..и вот, собрался :)

Владимир Смирнов "Крик сквозь стекло"

Солнце сияло в мире. Оно заполнило вымерзшие небеса, сверкало в зеркале бухты, застывшей ртутно меж каменно-серых сопок, колюче искрилось в отвалах снега вдоль укатанной полосы, безмятежно прыгало в меди оркестра, детски-смешливо слепило глаза - и потому летчики, технический люд и просто ротозеи не могли получить толком удовольствие, созерцая, как садятся только что прилетевшие сюда, на заполярный аэродром, союзники.
Первый "Харрикейн", уже снижался. Вспыхнул радужный блик на кабине, донесся строенный хлопок резко сброшенных оборотов, истребитель изящно просел - и, взметнув сверкающий шлейф снежной пыли, помчался по длинному коридору ВПП.
- Хор-рош! - одобрительно крякнул стоящий перед группкой пилотов коротышка в кожаной черной шапке и широком летном реглане.
Самолет пронесся мимо; в распахнутой кабине торчала голова пилота со вскинутыми на лоб очками, оранжево светился высокий воротник "капки"; истребитель длинно затормозил и аккуратно встал в конце полосы перед солдатом-финишером, высоко вскинувшем красно-белые трепещущие флажки. Финишер поманил ими самолет и почти побежал спиной вперед по рулежке. "Харрикейн" взревел прогазовкой, свирепо выбросил струю синего дыма и, устало пофыркивая, послушно покатил на стоянку.
- Разрешите, тварщ плковник? - дребезжаще осведомился обалдевший от холода дирижер - он уже трясуче подергивался во флотских ботиночках, и уши его жутко голубея, стеклянно торчали из-под бравой фуражечки. Крепыш в реглане не оборачиваясь, запрещающе буркнул. Дирижер тоскливо вздохнул и опустил вскинутые было руки.
Один за другим истребители, рокоча, проносились по полосе и заруливали на стоянку.Из тесных кабин выбирались настороженно улыбающиеся пилоты в коротких меховых "канадках", жали руки официально-серьёзным русским механикам и собирались в тесную группку, лихо козыряя оттуда встречающим картинным отмахом ладони вперед.
- Не волнуйтесь, господин полковник, - мягко сказал в спину реглану прилетевший позавчера на перегонном "хемпдене" лейтенант-переводчик. - Аварийных посадок не будет. Почти все пилоты - ветераны Битвы за Британию.
Полковник хмыкнул. Русские летчики переглянулись. Высоченный, роскошноусый, неожиданно загорелый британец в неподражаемо смятой "блином" фуражке небрежно сунул планшет под мышку, вежливо переждал грохот прорулившего мимо "харрикейна" и что-то негромко сказал, стягивая мягкую перчатку.
- Господин полковник? Командир нашей эскадрильи, майор Королевских военно-воздуш... - договорить переводчик не успел: над головами с содрогающимся ревом и свистом пронеслись два "Warhawk'а"(4) и крыло в крыло великолепной парой взметнулись в вертикаль. Майор чуть поморщился и , не поднимая головы, произнес сдержанно-извиняющуюся фразу.
- Два волонтера из Соединеных Штатов, - переводчик усмехнулся, - Грамотные, сильные пилоты, несмотря на возраст. Но относительно дисциплины, принятой в Вооруженных Силах Его Величества, эти парни... - его слова потонули в нарастающем реве: американцы, переломив "свечу" в "петлю", сорвали её в пикирование, разом выравнялись, рывком разошлись и, одновременно вывалив шасси, пошли на полосу. Переводчик посмеивался. Майор не сдержал в себе летчика, блеснул глазом и взбил согнутым пальцем великолепный ус. Русские пилоты понимающе ухмылялись, переглядываясь.
П-40 прокатился мимо. Из просторной кабины широчайше улыбающийся летчик размашисто помахал встречающим.

Американцы заруливали к капонирам. Технический народ скептически разглядывал красочные акульи пасти, украшающие носы истребителей.
- Нисчак... - сумрачно оценил механик - дядька лет под пятьдесят, облаченный в российски-неизбежную замасленную фуфайку, измызганные ватные штаны и лысую до блеска "веревочную" шапку. - А вот как на счёт ганса - ему понравится?
Парень выключил зажигание, пощёлкал переключателями, со стуком отбросил с плеч на борта привязные ремни и, подмигнув, осведомился:"They say the Russians like Stalin vodka and soccer?"
Механик непонимающе пожал плечами и проговорил, заглянув под плоскость: - И языка нету, и звезды не как у людей. Все сикось-накось...
- Welt, old chum, - американец, ухмыльнувшись, сунулся в кабину и... вскинул на ладони мяч. Облезлый, ободраный, великолепный футбольный мяч! Глаза механика полезли на лоб. - Shall we clear everything up right away?
- Наш парень! - захохотал вынырнувший из-за разворачивавшегося бензозаправщика здоровенный русский лётчик в куртке нараспашку, из-под которой торчал толстый коричневый свитер. - Эй, Джонни, с приездом! Пас сюда!
- Hi! Take it, Mac! - американец мощный профессиональным ударом кулака прямо из кабины влупил мяч в сиганувшего восторженным прыжком русского. Механик не успел выругаться - лязгающим мерзлым железом ударил оркестр.

* * *


Жёлто освещенный зал Дома офицеров флота с крашеными корабельной шаровой краской стенами был старательно украшен еловыми лапами, вкусно пахнущими морозом; в расставленых на столах латунных стаканах 37-миллиметровых зенитных снарядов торчали бумажные цветы. На сцене, а столики были расположены прямо в актовом зале, по углам рампы зеленели в подставках две симпатичные полярные березки. Все это сообщало некую новогодность празднику встречи.
Над сценой провисало ещё влажное полотнище с двуязычной надписью: "Да здравствует англо-американо-советская боевая дружба!" Зал заполнили морские летчики, меж которых восседали сияющие гости, а на сцене полным ходом шел концерт, в котором победоносные частушки типа " Что такое вас ис дас? Немцы драпают от нас!" перемежались с разухабистым буцаньем подкованных ботинок девушек БАО и связи, отплясывающих во взвизгах и разлете форменных синих гюйсов и явно не форменных широких юбок дежурное "Яблочко".
Англичане были в восторге. Они потеряли знаменитое британское "лицо" и после каждого номера азартно лупили в ладони, одобрительно перекрикиваясь через зал - тем более, что, суда по блеску их глаз и щедрости движений, русские оказали им истинно летное гостеприимство; во всяком случае, две нормативные бутылки на столик - водка и шерри - уже стояли опорожнеными, но при этом всюду слышалось музыкальное позвякивание стекла. Под зашторенным окном шло свое действо: нервноглазый, с темным от хронического переутомления лицом худощавый капитан, успевший несмотря на свои 25-26 лет, повоевать всерьёз (о чем свидетельствовали боевые Красная Звезда и Знамя на потертом кителе), сидел со значительно-похоронным видом, сосредоточенно глядя в никуда, а руками совершал нечто под столом, там, куда были опущены правые руки его соседей - двух русских и англичанина. Английский летчик явно насаждался происходящим; он едва удерживал мальчишеский смех, лукаво косясь по сторонам.
- О-оп! - негромко скомандовал капитан. Четверо разом вынули из-под стола стаканы с плескающейся желтоватой жидкостью. - Ну... В небесах, на земле и на море?
- Принято, - серьезно кивнул сосед справа, сдержанный, лет под сорок старшина с такой же Красной Звездой и тускло-серебряной "За боевые заслуги" на темно-синем офицерском кителе.
- Нет возражений, - солидно подтвердил сосед слева - юный девичье-синеглазый бледный лейтенант, изо всех сил не замечающий наград товарищей.
- To our common victory! - решительно закончил англичанин.
Стаканы дружно брякнули. Все браво выпили, кроме капитана; неожиданно столкнувшись взглядом с оказавшимся за спинами его товарищей полковником, он вежливо приподнял свой стакан:
- Настой трав, товарищ полковник. Исключительно в целях здоровья, - и, прихлебывая, неспешно выцедил под ироничным взглядом полковника "настой", не поперхнувшись и не моргнув. Англичанин, почтительно пронаблюдав процесс, пробормотал:
- A very good job, damn it...
- Кузьменко, на минутку... Веселитесь, веселитесь! - осадил он вскочивших приятелей и союзника. - Я бы не хотел, чтобы у вас были неприятности, капитан...
- Но ведь сегодня нет работы, товарищ полковник. Ни погоды, ни немца, даже дня уже нет...
Полковник вздохнул и слышно только капитану сказал:
- Я не о том, Кузьменко. В данный момент вы не на службе. Но вон там, под сценой, отдыхает наш "особняк". Майор - мужик правильный, но он-то как раз на службе. А ты, Сашка, лапы под стол суёшь. Опять же с графинчиком.
- Не графинчик это - фляжка...
- Са-а-ашка!...
- Есть! - спохватился Кузьменко.
- Вот и умница... Продолжайте культурно отдыхать.
Кузьменко уселся и подцепил лист моченой капустки. Англичанин подождал, пока он схрустит лист, и заговорщически перегнулся через стол:
- Don't be upset, buddy. A tarnished reputation won't be spoiled anymore by cold water when are in it. God help us then... - И суеверно постукал по крышке стола.
- Угу, - согласился ничего не понявший капитан.
Англичанин вытянув шею, оглядел зал. Сквозь разноголосый гул и патефонную музыку, которую завели на сцене, всюду толковали:
- ...мне на хвост, я на "Чайке" всегда в горизонталь оторвусь. И - привет! Я вообще могу прям на заднице развернуться, а "харрикейн" твой - утюг утюгом. Пардон конечно...
- ... а ты её грибочком! На, Роби - вот этот. Во-о... Прошла? А?! Про-ошла, милая... Самый русский закусь.
- ... и восемь стволов - не мои четыре. Но, прикинь, пистолетный опять же калибр. Да ты в курсе: позавчера мне "сто девятый", падла худая, "брюхо" выставил, а я как из рогатки, м-мать...
- ...с ходу гол влупил. Но! Оказывается в их футболе и по сусалам можно, каково? Да вот, и англичане в ихнем футболе не рубят, верно, Тони? Во - и Тони говорит.
- Ни хрена он не говорит уже. Не может. А плохому танцору... Э, мужики, вон тот янки-футболер!
К столику Кузьменко подгреб, уже крепко поддатый, давешний, паренек-американец. С очаровательной непосредственностью выдернув у опешивших соседей освободившийся на миг стул, он локтем спихнул с живота на бок здоровенную матерчатую кобуру, оседлал стул и с грохотом въехал за стол, радостно сообщив русским летчикам:
- Sandy! Sandy McAllen, Muskhogie, Oklahoma, - и, не вставая, браво отдал честь и протянул руку капитану. Был он весь какой-то симпатично нараспашку: Battle-dress расстегнута, галстук запихнут под расстегнутую же рубашку, смятая пилотка торчит из-под левого погона, русый чубчик задирист и весел. Он ткнул большим пальцем в два латунных "кирпичика" на матерчатом погоне:
- Lieutenat. The valiant naval aviation of the valiant US A. I'll stand a round, gentleman. - Подмигнул и выволок из-под брючного ремня яркую плоскую бутылку. Кузьменко горестно поглядел через зал в сторону сцены и обреченно пихнул по клеенке стола к парню свой стакан.
- O'key! - сказал Сэнди, лихо расплескал виски по стаканам, задумчиво пересчитал их и, набулькав в стакан Кузьменко еще, отхлебнул из него и сунул стакан капитану:
- О'кей так о'кей, один черт, - согласился Кузьменко. - С приездом на наш курорт, ребята.
Сэнди серьезно кивнул, принял недопитый по-братски стакан и, вознеся его над столом, потребовал у англичанина:
- Listen, limey, tell him...
- Go to hell, - добродушно возразил англичанин. - I'm not limey, and you're not in Oklahoma. I'm Layton. Understend? Captain Antony Layton, an officer of His Majesty.
- O'key. You know better. But anyway, tell him that...
- I can't.
- Wnu the hell are you sitting here then?
- And you?
Сэнди поразмыслил, сморщил лоб и согласился:
- You're right again. You, limeys, are smart guys... Here's to the King, gentlemen. God help him! And to the good guy Delano. I guess Lord Gog respects the President. And to our sweetheart Victory!
Он опрокинул стакан,вслушался, осторожно выдохнул и вытащил из заднего кармана брюк бумажник. Нагнувшись к Кузьменко, протянул ему фотоснимок:
- I hear you're from Ukraine.This is my mother. Understand? She is from you country. Olga.
- Ольга? - удивился капитан. Оба русских сунулись к фото.
- Olga, - подтвердил Сэнди. - Se-me-now-ka. Yes. You've got a city there - Poltava. She's from there. Understand?
Русские разом странно уставились на онемевшего капитана и разом перевели глаза на настырного янки. Англичанин забеспокоился:
- What have you scared them with? What have you blurted out, huh?
- Полта-ва? - протянул капитан, смерив Сэнди взглядом. Тот серьезно кивнул, не отводя глаза. Лэйтон завертел головой, привстав, нашел переводчика и, перекрывая шум в зале, заорал:
- Alex! Hey, Alex! Come here, please. Just for a minute! We've got a damned interesting falk here!
Переводчик сердито-уныло сказал:
- I demand a double paument, guys.God damn it all. I need a drink. And I've got no time. But by God...
- O'kay, o'kay. Stop buzzing, - сказал Сэнди, не поднимая головы. - The drinks are on the house. Tell those yuys my mother is Russian. No, i mean, Ukrainian. From to Poltawa district, or what they call it... Whu are you staring at me? Her father came to out country God knows when! But my old man is good hundred percent American, farmer and White man. So i wanted...
Переводчик, держа на весу пустой стакан, устало переводил.
- Я не большевик. Нет, джентльмены. Они все с приветом. Они б и меня шлепнули, как своего царя - я ведь этот, как его... Да, буржуй. Кровопийца.Сраный миллионер со сраной фермы.
- Ты чего перед ними раздеваешься? - поинтересовался Лейтон.
- Чтоб они знали... Слушай, не суйся, лайми. Ты вообще не американец. А летаешь на нашем бензине. Да в Оклахоме!.. Впрочем, ладно, о чем это я? А, да! Сейчас я временно русский. Я не верю красным - да, джентльмены, хотя в принципе мне плевать на политику. Вот черт, выпивка катастрофически кончается. Лайми, у тебя есть? Ну, конечно... Так вот, просто я не люблю тех, что бьёт детей. Я выслушал, что сказала мама насчет этой склоки с Гитлером и его психами, и сказал себе:"Сэнди,ты же не плохой парень. Ты должен набить морду всем этим сраным фюрерам. Ты ведь тоже немножко русский". И я понял - сейчас всякий стоящий парень немножко русский, и...
- Господи, притормози, парень! - взмолился переводчик.
- Стоп! - сказал Кузьменко и выволок из-под стола флягу. - Скажи ему... Мою мать зовут Ольга. Ох, елки-дела!.. И она из-под Полтавы. Только село другое. Решетиловка. Слыхал?
- God merciful, save me, a poor sinner. I guess you guys have gone a little crazy. - Переводчик выпил, отер пот и послушно перевел. Глаза Сэнди полезли на лоб. Кузьменко открыто, торопливо разливал из фляги. Сэнди сгрёб стакан в кулак и, вскочив, заорал на весь зал:
- Hey, everybody! I've found him! I've found myself!
Зал ошарашено затих. Сэнди поливая стол и головы соседей, тыкал стаканом в мрачно-торжественного Кузьменко:
-This Russian... This guy... Our mothers are Olga’s! They belong for the same homeland! We've met my brother and me here! I drink to him, our family, to our common cause!
Переводчик повторял даже интонации. Зал напряженно слушал. На сцене девушки-матросики дозревали до всхлипа.
- Тэк-с, - негромко констатировал старшина. - Спасибо родственничкам. Штрафбат обеспечен. Достукались.
- Не размахивай ушами, - сказал Кузьменко, вставая. - Страшнее, чем у нас на работе, уже нигде не будет.
-Gentlemen’s! - с достоинством вскинул руку тоже поднявшийся английский комэск. - Since what we would like to express officially a little later has already started spontaneously, I as a commanding officer...
Он остановился. Меж столиков быстро шел командир полка в сопровождении дежурного офицера.
- Извините, господин майор... Товарищи летчики!.. - Музыка оборвалась на взвизге игры. Полковник медленно оглядел зал. - Экипажам Кузьменко, Ларина, Черных, Ковтуна, Антонова, Сутормина - на выход. Остальным... Продолжайте отдыхать, товарищи.
По залу прокатился дробный перестук стульев. Двенадцать молча, не прощаясь и не оглядываясь, пошли к выходу, мгновенно оторвавшись, отделившись от тепла и света, и остающиеся в этом живом тепле так же молча, не прощаясь, провожали их, глядя в спины сквозь невидимую и неприступную преграду, в мгновенье вставшую между ними - между этой и той сторонами одного мира.
-Sir? - поднял брови майор. Зал настороженно ждал - темные глаза, застывшие в инерции веселья лица. - Excuse, but... A mission? As you allies sir, we probably have the right...
- Хорошо, майор, - негромко согласился полковник. - Конвой. Немецкий конвой. Его случайно обнаружил разведчик погоды. К нему не подходил, но "сто десятых" прикрытия видел.
- But whether, Mr. Colonel? Time?
- Именно. И удаление от побережья. Немцы серьезные вояки, майор, и они хорошо умеют считать.
- We have know them for a long time... Gentlemen!
Англичане, уже стоящие в ожидании готовно выдернули пилотки из-под погон.
- Это недопустимо, майор! - предостерегающе вскинул руку комполка. - Вы все, кхм... скажем, устали. Праздник. Не знаете театра. Не налажено взаимодействие. Да с меня не голову, а!..
- That's enough, sir. We are officers of His Majesty, and we know our duty! I beg your pardon, sir. It's time! - И майор водрузил упрямо торчащую длинным козырьком вперед великолепную фуражку. Его летчики уже пробирались к выходу.
- Well said. Excellent, Major! - громогласно одобрил Сэнди и победно оглядел зал. - Ronnie, where you? It's time, old chum.
Прищурясь полковник с сомнением оглядел усердно застегивающегося американца, сказал: «Гхмр-р-р...» и исподлобья глянул в глаза майора.
- Погодите, я не сказал главного... Буду честен - я надеялся на вас, но... Наши штурмовики пойдут на цель без прикрытия.
Зал замер. Двенадцать русских молча стояли у двери. Англичане застряли на полпути. Брови майора взметнулись на лоб.
- Караван - вне радиуса готовых И-16. Вот в чем дело... - он пожал плечами, ни на кого не глядя. - "Харрикейн" достанет. Но минуты три над целью. Не больше. Так-то, майор...
Англичане переглянулись, косясь на угрюмо-спокойных русских со странной смесью страха и суеверного почтения.
- Словом, майор... Права я не имею. Впрочем, вы тоже. Да и - смысл? Это будет не вылет. А мы... Мы - дома. Так что...
- Sir! - раскатисто-тихо пророкотал британец, нависая усами над ссутулившимся полковником. - We fought over Malta, the Channel, and London. What does refusal mean?
Сэнди шумно вздохнул и поправил кобуру. За кулисами с грохотом упала табуретка. Полковник продрал пятерней брови, снизу вверх глянул на британца и, протянув руку, тихо сказал:
- Я надеялся на Вас, Батлет. Здорово надеялся. Благодарить не буду.
Англичанин усмехнулся и отрицательно качнул головой.
Tags: всяко-разно
Subscribe

  • Судя по последним новостям

    ...с фронта борьбы с ковидлой, самое время будет зарегистрировать секту святого огнестрела и начать проводить соответствующие религиозные…

  • Ы-ы-ы!

    В порядке иллюстрации к пред. анонсу - как обычно происходит ночной диалог с соавтором: "- Слушай, а почему у тебя местечко Ф защищает бригада xxx?…

  • (no subject)

    "Что мне нравится в новозеландских карапузах, так это полная незамутненость сознания" (с) https://author.today/work/60386

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Судя по последним новостям

    ...с фронта борьбы с ковидлой, самое время будет зарегистрировать секту святого огнестрела и начать проводить соответствующие религиозные…

  • Ы-ы-ы!

    В порядке иллюстрации к пред. анонсу - как обычно происходит ночной диалог с соавтором: "- Слушай, а почему у тебя местечко Ф защищает бригада xxx?…

  • (no subject)

    "Что мне нравится в новозеландских карапузах, так это полная незамутненость сознания" (с) https://author.today/work/60386