August 3rd, 2007

Мяу

Он шел на Одессу, а вышел к Херсону.

Сергей Махов

Гибралтар. Захват.

Collapse )

Каждая из сторон, вступивших в войну за Испанское наследство, имела свои интересы. Англия, помимо всего прочего, хотела приобрести порты на испанском побережье Средиземного моря. Заключенный в свое время договор с Португалией открыл для англичан гавани Лиссабона и Порто, однако в новой войне соседка Испании поддержала Францию (хотя формально осталась нейтральной), и это сильно ударило по Великобритании – ведь основные боевые действия происходили на Средиземном море.

Эскадра адмирала Рука, отправившаяся к побережью Испании, получила приказ захватить порт Кадис, дабы обеспечить для Ройал Неви базу на юге и затруднить межтеатровый маневр французских эскадр Океана (Атлантики) и Леванта (так в старину называли район Средиземного моря). 30 мая 1702 года из Торбэя вышли 30 английских и 20 голландских линейных кораблей (командующий соединенной эскадрой – адмирал Джордж Рук) с десантом в 13800 человек под командованием графа Ормонда. 12 августа флот Рука бросил якорь у гавани Кадиса, испанскому губернатору было предложено сдаться, но тот отказался. 15-го началась высадка войск, и стороны преступили к боевым действиям. Англичане действовали вяло и нерешительно, проводилось много военных советов, отдавалось много приказов, но до взятия города было далеко. С большим трудом десанту к середине сентября удалось захватить внешние форты Кадиса – Сент-Катерин и Сент-Мери. Хотя англичане обещали защиту местному населению, и говорили, что пришли только помочь испанцам избрать короля, однако в местности вокруг Кадиса войска герцога Ормонда занялись грабежом и реквизициями. Конечно же, такие меры не привели к покорности приверженцев Филлипа Анжуйского. Адмирал Рук, в конце концов, решил загрузить войска обратно на корабли и снять осаду.
Союзная эскадра проследовала в Виго, где ей удалось сжечь «серебряный флот» Испании, груженый слитками на сказочную сумму в 14 миллионов пессо. Англичане смогли взять богатые призы, но большую часть драгоценного металла испанцы сумели выгрузить еще до нападения. Несмотря на удачные действия в Виго, Парламент подверг действия Рука жесточайшей критике – депутаты гневно отмечали, что никакие миллионы не смогут заменить гавани Кадиса; что, захватив серебряные слитки, Рук проморгал главное – его флоту придется идти на зимние квартиры в Англию, а вот французы могут опять беспрепятственно подбросить подкрепления в Левант из Атлантики.
Collapse )
В июле 1704 года англо-голландская эскадра подошла к Кадису. 27 июля на флагманском корабле «Ройал Катерин» состоялся военный совет, где союзники пытались решить, что же им делать дальше. Рук, Шовелль и принц Георг Гессен-Дармштадтский сходились в том, что сил в 1800 человек для взятия Кадиса недостаточно, ведь испанцы довольно сильно укрепили город после прошлой попытки. Меж тем по рукам и ногам флот связывало предписание королевы Анны – действовать только с разрешения Карла III и короля Португалии. При этом королева Анна ждала от флота решительных действий – лучше всех понимал это сам Рук, поскольку в случае неудачи именно на него посыпались бы все шишки. В такой, казалось бы, безвыходной ситуации один из флагманов эскадры – вице-адмирал Джон Лик – предложил захватить Гибралтар. Идею Лика горячо поддержал вице-адмирал Джордж Бинг. Рук и принц так же ухватились за эту мысль – они хорошо знали, что Гибралтар с сильным гарнизоном неприступен, но, согласно разведданным, войск там практически нет, а проблемы с продовольствием – очень большие, и в случае неудачи прямого штурма союзники могли попытаться взять город измором. Тем самым адмиралы Ройал Неви сознательно нарушали приказ верховного командования, но они надеялись, что взятие Гибралтара будет равноценно захвату Кадиса и высшее начальство закроет глаза на подобное слишком уж свободное трактование приказов.

Гибралтар в описываемый момент был глухой провинцией. Сама крепость представляла собой четырехугольник неправильной формы, восточная и южная стороны которого упиралась в Гибралтарскую скалу, западная – в море, а северная была прикрыта у песчаного перешейка бастионом дель-Кастильо, пушки на котором еще не были размещены. Вход на рейд Гибралтара закрывали два мола, вытянутых в Альхесирасский залив. Таким образом, самым уязвимым местом крепости был бастион дель-Кастильо, который, однако, при должном умении, можно было удерживать довольно долго. Форты и цитадель города были достаточно хорошо укреплены, по периметру были созданы площадки для размещения 150 орудий, однако повышенный интерес англичан к Кадису сыграл с обороной Гибралтара плохую шутку – все мыслимые резервы отсылались именно туда. Поэтому под командованием гибралтарского губернатора дона Диего де Салинеса было всего лишь 147 солдат и 250 ополченцев, вооруженных, (по мемуарам самого Салинеса) «чем бог послал», причем только 30 из них «имели хоть какой-то боевой опыт». Из 150 пушек на фортах с грехом пополам сумели разместить лишь 100, причем все они смотрели в море, с суши Гибралтар был практически беззащитен, если не считать природных препятствий в виде скал, и рукотворных - в виде фортов, само восхождение на которые составляло большую проблему. С порохом и свинцом дело обстояло неплохо, учитывая небольшую численность защитников, а вот с продовольствием, особенно с водой – хуже некуда. В результате из присланных в подкрепление 50 солдат примерно половина сразу же разбежалась, а оставшиеся испытывали большие лишения.
Collapse )

Обрушившиеся на нападающих обломки форта и скальной породы нанесли морпехам тяжелые потери – 42 человека было убито, а 60 – ранено. Тем не менее, Вайтекер взял бастион и находившийся рядом монастырь Нуэстра Сеньора де Европа. Разозленные потерями моряки накинулись на женщин, прятавшихся в ските, и некоторые из них были изнасилованы, часть же других подверглась побоям (Ссылка №1). Гибралтар не сдавался, принц Гессен-Дармштадтский все еще топтался у подножия бастиона дель-Кастильо, взятие форта Муэлле Нуэво не было фатальным, ведь оставалась еще главная цитадель. Однако в полдень было получено новое послание союзников, где они требовали безоговорочной капитуляции, угрожая в случае неповиновения полностью уничтожить жителей Гибралтара и начать с тех, кто попал к ним в руки в монастыре Нуэстра Сеньора де Европа. Поскольку у обороняющихся там находились матери, жены, сестры и дочери – гарнизон потребовал согласиться на условия союзников и Салинес подписал почетную капитуляцию. Испанцы с развернутыми знаменами и под барабанный бой вышли из Гибралтара, злополучные женщины из монастыря так же были отпущены, они удалились вместе с войсками.

Авантюра Рука и принца Гессен-Дармштадтского оправдалась – флот смог захватить важную базу, которая имела огромное стратегическое значение. Но в том, что это была именно авантюра, не сомневался никто, даже автор идеи адмирал Лик – если бы не монастырь с женщинами, если бы не малый гарнизон и штатный комплект пушек – великолепная победа обернулась бы сокрушительным поражением. Тем не менее, 4 августа 1704 года вошло в мировую историю – Англия прорубила окно в Средиземное море, Гибралтар был взят. Нападающие и защитники понесли примерно одинаковые потери – по 60 убитых и 200 раненых с каждой стороны.
Collapse )