May 18th, 2007

Мяу

Давно собирался выложить...

..и вот, собрался :)

Владимир Смирнов "Крик сквозь стекло"

Солнце сияло в мире. Оно заполнило вымерзшие небеса, сверкало в зеркале бухты, застывшей ртутно меж каменно-серых сопок, колюче искрилось в отвалах снега вдоль укатанной полосы, безмятежно прыгало в меди оркестра, детски-смешливо слепило глаза - и потому летчики, технический люд и просто ротозеи не могли получить толком удовольствие, созерцая, как садятся только что прилетевшие сюда, на заполярный аэродром, союзники.
Первый "Харрикейн", уже снижался. Вспыхнул радужный блик на кабине, донесся строенный хлопок резко сброшенных оборотов, истребитель изящно просел - и, взметнув сверкающий шлейф снежной пыли, помчался по длинному коридору ВПП.
- Хор-рош! - одобрительно крякнул стоящий перед группкой пилотов коротышка в кожаной черной шапке и широком летном реглане.
Самолет пронесся мимо; в распахнутой кабине торчала голова пилота со вскинутыми на лоб очками, оранжево светился высокий воротник "капки"; истребитель длинно затормозил и аккуратно встал в конце полосы перед солдатом-финишером, высоко вскинувшем красно-белые трепещущие флажки. Финишер поманил ими самолет и почти побежал спиной вперед по рулежке. "Харрикейн" взревел прогазовкой, свирепо выбросил струю синего дыма и, устало пофыркивая, послушно покатил на стоянку.
- Разрешите, тварщ плковник? - дребезжаще осведомился обалдевший от холода дирижер - он уже трясуче подергивался во флотских ботиночках, и уши его жутко голубея, стеклянно торчали из-под бравой фуражечки. Крепыш в реглане не оборачиваясь, запрещающе буркнул. Дирижер тоскливо вздохнул и опустил вскинутые было руки.
Один за другим истребители, рокоча, проносились по полосе и заруливали на стоянку.Из тесных кабин выбирались настороженно улыбающиеся пилоты в коротких меховых "канадках", жали руки официально-серьёзным русским механикам и собирались в тесную группку, лихо козыряя оттуда встречающим картинным отмахом ладони вперед.
- Не волнуйтесь, господин полковник, - мягко сказал в спину реглану прилетевший позавчера на перегонном "хемпдене" лейтенант-переводчик. - Аварийных посадок не будет. Почти все пилоты - ветераны Битвы за Британию.
Полковник хмыкнул. Русские летчики переглянулись. Высоченный, роскошноусый, неожиданно загорелый британец в неподражаемо смятой "блином" фуражке небрежно сунул планшет под мышку, вежливо переждал грохот прорулившего мимо "харрикейна" и что-то негромко сказал, стягивая мягкую перчатку.
- Господин полковник? Командир нашей эскадрильи, майор Королевских военно-воздуш... - договорить переводчик не успел: над головами с содрогающимся ревом и свистом пронеслись два "Warhawk'а"(4) и крыло в крыло великолепной парой взметнулись в вертикаль. Майор чуть поморщился и , не поднимая головы, произнес сдержанно-извиняющуюся фразу.
- Два волонтера из Соединеных Штатов, - переводчик усмехнулся, - Грамотные, сильные пилоты, несмотря на возраст. Но относительно дисциплины, принятой в Вооруженных Силах Его Величества, эти парни... - его слова потонули в нарастающем реве: американцы, переломив "свечу" в "петлю", сорвали её в пикирование, разом выравнялись, рывком разошлись и, одновременно вывалив шасси, пошли на полосу. Переводчик посмеивался. Майор не сдержал в себе летчика, блеснул глазом и взбил согнутым пальцем великолепный ус. Русские пилоты понимающе ухмылялись, переглядываясь.
П-40 прокатился мимо. Из просторной кабины широчайше улыбающийся летчик размашисто помахал встречающим.
Collapse )