Кристофер Рид (kris_reid) wrote,
Кристофер Рид
kris_reid

Categories:
  • Music:

А счастье было...

...было... ох, делековато до него было.

"Битва за Англию – попытка анализа

Прелюдия

25 июня 1940 года вступило в силу перемирие, а фактически капитуляция Франции перед Германией и Италией. Теперь из трех участников антифашисткой коалиции в строю осталась только Англия. Честно говоря, тогда, в конце июня 1940 мало кто верил, что она вообще будет сражаться. Гитлер, например, сравнил Англию с цыпленком, который еще дрыгает ногами, хотя у него еще отрезана голова, а Муссолини перед вступлением в войну успокаивал своих трусящих генералов тем, что теперь, когда могучая Франция почти разбита, через пару недель война закончиться и Италия должна заиметь свои «несколько тысяч убитых» для того, чтобы достойно поучаствовать в дележе добычи. В общем, все ждали второго Компьена. Пожалуй, тогда в мире была только одна единственная страна, твердо уверенная в том, что Англия будет драться до конца – но этой страной была сама Англия. 4 июня (за день до начала последнего наступления немцев во Франции) британский Премьер-Министр Уинстон Черчилль сказал свое знаменитое «Мы никогда не сдадимся» – и это не было просто пропагандой. Да, Англия понесла серьезные потери в сухопутных войсках, но ее флот и авиация все еще оставались силой, с которой приходилось считаться. А если учесть, что ни в правительстве, ни в народе не было капитулянтских настроений, то становится ясно, что Гитлер был просто вынужден что-то предпринять против англичан. В 16 июля 1940 он издал Директиву №16, в которой с явной обидой констатировал: «Поскольку Англия, несмотря на ее безнадежное военное положение, не проявляет готовности прийти к компромиссу, я решил подготовить десантную операцию против Англии и, если необходимо, провести ее». Однако для десантной операции такого рода было крайне необходимо сначала завоевать господство в воздухе, поэтому следующая Директива – №17 требовала от Люфтваффе завоевать превосходство в воздухе над юго-восточной Англией и побережьем, а также разрушить порты и запасы продовольствия англичан. Эта директива и положила начало тому, что позднее назовут «Битвой за Англию».

1. Силы сторон

Люфтваффе
Авиационное наступление осуществлялось в основном силами 2-го и 3-го воздушных флотов под командованием фельдмаршалов Кессельринга и Шперле. 2-й флот базировался на северо-востоке Франции и в Нидерландах, а 3-й — на севере и северо-западе Франции. Кроме того, один раз в операции принял участие базировавшийся в Норвегии и Дании 5-й воздушный флот под командованием генерала Штумпфа.
Каждый воздушный флот являлся полностью самостоятельным объединением и самостоятельно разрабатывал и представлял на утверждение высшему командованию свои планы. Общего плана действий не было.
Всего во Франции и Голландии было (в скобках – боеспособные):
истребители – 809 (666),
двухмоторные истребители – 246 (168),
пикировщики – 316 (248),
бомбардировщики – 1131 (769).
В Норвегии и Дании:
истребители – 84 (69),
двухмоторные истребители – 34 (32),
бомбардировщики – 129 (95).
К сожалению, источник (Дейтон) не приводит даты, на которую дает численность. Ближайший датированный источник (Эллис) дает на 6 июля во 2-м и 3-м воздушном флотах всего около 760 истребителей, 220 двухмоторных истребителей, 280 пикировщиков, 1200 бомбардировщиков (в т.ч. ок 50% боеспособных).
Следует отметить, что переброска всех этих авиачастей в такой короткий срок, их снабжение и ремонт самолетов в ходе операции являются несомненным успехом Люфтваффе – даже учитывая наличие готовых коммуникаций и аэродромов в северной Франции и Голландии.
А вот остальные службы оказались, мягко говоря, не на высоте. Особенно подкачала разведка. Информация разведывательного управления Люфтваффе, во главе которого стоял майор Шмидт, была весьма скудной. В составленном им обзоре английских военно-воздушных сил по состоянию на июль 1940 года недооценивался уровень производства истребителей в Англии. Шмидт утверждал, что Англия выпускает 180-300 самолетов в месяц, в то время как в результате усилий министра Бивербрука производство самолетов «харрикейн» и «спитфайр» только в августе и сентябре выросло до 460-500 (точные цифры см. в конце главы). Эту грубую ошибку усугубляли сообщения управления военной промышленности, возглавляемого генералом Удетом, в которых преувеличивались недостатки самолетов «харрикейн» и «спитфайр» и не отмечались их достоинства.
В обзоре майора Шмидта ничего не говорилось о системе противовоздушной обороны, созданной английскими ВВС, о радиолокационных станциях, сети радиосвязи и управления. Англичанам казалось невероятным, что немцы не имеют информации относительно английской системы предупреждения. Еще в 1938 году немцам стало известно, что в Англии разрабатывается радиолокационная аппаратура, а в мае 1940 года они даже захватили подвижную радиолокационную станцию на побережье в Булони, однако немецкие ученые считали эту аппаратуру несовершенной. Более полную информацию об английских радиолокационных станциях можно было свободно получить во Франции во время вторжения туда немцев. Однако немцы этим не воспользовались, поскольку Геринг явно недооценивал потенциального влияния радиолокационного оборудования на исход битвы. Когда же немцы установили контрольно-поисковые станции на побережье Франции и начали перехватывать поток сигналов от радиолокационных антенн в Англии, они поняли, что перед ними новое и важное оружие. И все же командование Люфтваффе продолжало недооценивать дальность действия и надежность работы английских радиолокационных станций и почти не принимало мер к их уничтожению или подавлению. Только один раз за всю операцию – 12 августа – немцы попытались организовано вывести из строя часть РЛС, однако англичане быстро их починили, а немцы «мудро» решили, что раз они их так быстро починили, то на будущее не стоит и стараться их уничтожить – в результате атаки на РЛС можно пересчитать по пальцам. Никак не реагировали немцы и на тот факт, что управление действиями английской истребительной авиации осуществляется по радио. Командование Люфтваффе считало, что это только лишает гибкости истребительную авиацию.
Тенденция преувеличивать потери противника в ходе интенсивных воздушных боев была общей ошибкой, но в дальнейшем это создало серьезные трудности для немцев. Вначале разведка люфтваффе правильно оценивала силы Даудинга, сообщая, что Англия имеет в своем распоряжении около 50 эскадрилий, насчитывающих примерно 600 самолетов «харрикейн» и «спитфайр», из которых 400-500 машин сосредоточены в южной части Англии. Однако систематическая переоценка потерь англичан и недооценка производства самолетов в Англии привели к тому, что немецкие летчики подчас просто недоумевали, как это англичанам удается поддерживать численность истребительной авиации на одном уровне. Естественно, это сказывалось на моральном духе летчиков Люфтваффе, а причина была одна: в каждом боевом донесении значительно преувеличивалось число сбитых английских самолетов (всего по результатам Битвы за Англию немцы более чем в три раза преувеличили свои победы!). Впрочем, это было характерно для всех воюющих сторон.
В этом отношении весьма характерна практика, которой придерживались командиры соединений люфтваффе. Обычно после налета на базы английской истребительной авиации они красным карандашом перечеркивали на оперативных картах число базировавшихся на этих аэродромах английских эскадрилий. Например, немцы подсчитали, что к 17 августа было «совершенно разрушено» не менее 11 аэродромов, в то время как на самом деле был выведен из строя на долгое время лишь один аэродром в Менстоне. Кроме того, немцы тратили усилия на то, чтобы атаковать аэродромы на юго-востоке, хотя там не базировались самолеты английского истребительного командования.
Другим препятствием для немцев явилась погода. Над проливом она часто была неблагоприятной для атакующей стороны, а поскольку облачность обычно приносили западные ветры, англичане узнавали об этом первыми. Самое интересное, что немцы разгадали шифр английских радиометеорологических сообщений из Атлантики, но они почти не пользовались этим, в связи с чем нередко попадали в затруднительное положение. В частности, внезапная облачность и резкое ухудшение видимости постоянно срывали встречи бомбардировщиков с истребителями сопровождения. Скопления облаков над северной Францией и Бельгией задерживали вылеты бомбардировщиков, экипажи которых почти не имели опыта слепых полетов. В результате они опаздывали на место встречи, а истребители, предназначенные для их сопровождения, вынуждены были следовать с какой-либо другой группой бомбардировщиков. Получалось так, что одна группа бомбардировщиков имела двойное прикрытие, а другая оставалась вообще без истребительного сопровождения и несла тяжелые потери. Осенью погода еще более ухудшилась, и такие недоразумения возникали все чаще, что не могло не привести к катастрофическим последствиям.

Королевские ВВС

ПВО Великобритании обеспечивало Истребительное командование (маршал Даудинг) в составе трех (с 21 июля четырех) авиагрупп. Юг Англии (по линию южнее Бирмингема и Ковентри) обороняла 11 иагр (маршал Парк). Именно она вынесла на себе почти всю тяжесть боев с немцами. Для того, чтобы ее «разгрузить», с 21 июля западная часть ее сектора была выделена в 10 иагр. Центр Англии защищала 12 иагр, а север и Шотландию – 13 иагр.
Всего на 6 июля в Истребительном командовании было 644 истребителя, плюс 373 «немедленно доступные» и 181 «доступные через некоторое время» машины на хранении.
Кроме того, в период Битвы за Англию немцам пришлось столкнуться и с артиллерией ПВО Армии, находящейся в оперативном подчинении ВВС. К началу боев командование ПВО имело в своем распоряжении 1204 тяжелых и 581 легкое орудие, причем промышленность выпускала где-то по 100 тяжелых и 150 легких орудий в месяц. Но особенно сильной была ПВО военно-морских баз (особенно на южном побережье), в систему которой были включены находящиеся там корабли. Мощь зенитного огня кораблей была такой сильной, что 19 августа Геринг приказал пилотам держаться от них подальше (кстати, очень знаменательное указание, особенно в свете постоянных рассказов о слабости ПВО английских кораблей и о том, что Люфтваффе де сметет любые корабли англичан, которые могут попытаться противостоять немецкому десанту – как видим, немцы думали немного по другому).
Но главным достоинством ПВО Великобритании была единая сеть управления, которая была, с одной стороны, полностью централизована, а с другой стороны, позволяла принимать решения командирам на местах (контролерам секторов). Кроме того, следует отметить большую гибкость командной структуры Королевских ВВС: так, между командующим ПВО той зоны, где проходило большинство боев (т.е. командующего 11 группы) и командиром эскадрильи было всего одно звено – командир сектора. А у немцев между Кесселльрингом и Шперле и комэском были командиры корпусов/дивизий, командиры эскадр и командиры групп. Но и это еще не все. Невозможно себе представить, как Кесселльринг требует у Шперле истребители или наоборот – такие вещи без Геринга не решались. А вот у англичан обращение командующего 11 группы к 10 и 12 (причем непосредственно по ходу боя) было нормальной практикой.

Производство одномоторных истребителей в месяц (Британия/Германия)
1940
июнь 446/164
июль 496/220
август 476/173
сентябрь 467/218
октябрь 469/144
ноябрь 458/ок.150
декабрь 413/ок.150
1941
январь 313/136
февраль 535/255
март 609/424
апрель 534/446

2. Первый период – сражения над Каналом

Собственно говоря, это еще не была «битва за Англию»: просто Англичане с маниакальным упорством пытались проводить вокруг юго-запада Англии конвои, а немцы с не меньшим упорством стремились этому помешать. Кроме того, командующие ВФ до 6 августа просто не имели четких указаний, что им собственно делать, и поэтому старались ужалить англичан, где могли.
Регулярные атаки английских кораблей начались с 3 июля (по другим данным – с 10 июля). Для этого Люфтваффе сначала сформировали в районе Дуврского пролива группу в 80 пикировщиков и 120 истребителей. Однако несмотря на то, что Даудинг согласился давать конвоям лишь минимальное воздушное прикрытие, вскоре немцы были вынуждены задействовать для борьбы с конвоями почти все наличные в ВВС «Штуки». Однако после начала «дней орла» немцы переключились с конвоев на английскую авиацию, что дало англичанам возможность проводить конвои более спокойно.
Впрочем, и прикрытия конвоев, и борьба с ночными бомбардировщиками, пытавшимися разбойничать по ночам, были только фоном к воздушной битве над Англией.

3. Второй период – «Дни орла»

Во исполнение Директивы Гитлера №17 и после совещания, проведенного Герингом с высшими руководителями Люфтваффе, большое авиационное наступление было наконец-то назначено на 13 августа. Дата начала этого наступления получила кодовое наименование «День орла». Слишком оптимистические сообщения о первоначальных успехах Люфтваффе убедили Геринга в том, что при хорошей погоде он сможет за четыре дня добиться господства в воздухе, а за четыре недели – вообще уничтожить Королевские ВВС.
12 августа в порядке подготовки к «Дню орла» немецкая авиация атаковала аэродромы в юго-восточной Англии, где базировалась английская истребительная авиация, а также радиолокационные станции. Аэродромы в Менстоне, Хокинге и Лимпне были сильно повреждены, и некоторые радиолокационные станции на несколько часов выведены из строя. Только одна РЛС – в Вентноре на острове Уайт, была выведена из строя надолго.
План «Дня орла» отличался абсолютно грандиозным замыслом – уничтожаться должно было все: самолеты, аэродромы, центры снабжения и ремонта ВВС, военные корабли, порты, авиазаводы и т.д. Весьма смелое решение, учитывая, что немцы имели всего ок.1000 бомбардировщиков (и еще ок.100 в 5-м ВФ) и ок.260 пикировщиков. Правда, для справедливости следует отметить, что выбор целей был сделан еще Гитлером в Директиве №17, так что Командование Люфтваффе во многом выполняло его волю. Но именно Командование Люфтваффе в своем плане действий не определило никаких приоритетов, а также не объяснило подчиненным самого главного – как же собственно Люфтваффе собирались уничтожить истребители англичан: бомбя их аэродромы или «выбивая» их в воздушных боях.
Грандиозный замысел обернулся пшиком – к 13 августа вопреки всем прогнозам метеорологов погода ухудшилась, и Геринг был вынужден лично отменять операцию. Но как всегда бывает в таких случаях, часть эскадрилий все-таки вылетела, а потом вернулась, так что когда во второй половине дня погода улучшилась, удар немцев был гораздо слабее, чем планировался.
Новый «День орла» был запланирован на 15 августа – в этот раз в атаке должен был участвовать и 5-й ВФ, атакующий цели в северной Англии, т.к. немцы считали, что все английские истребители стянуты на юг. Однако в этот раз произошел еще более грандиозный провал – и опять по вине метеорологов. На сей раз они пообещали такую плохую погоду, что Геринг решил не проводить операцию и назначил у себя во дворце Каринхалле совещание командующих соединениями. Однако к полудню установилась такая хорошая погода, что начальник штаба 2-го авиакорпуса полк. Дикман решил самостоятельно(!) отдать приказ на вылет корпуса, чем привел в действие всю немецкую воздушную армаду. Но англичане все равно оказались на высоте, уничтожив в два раза больше машин, чем потеряли сами (особенно чувствительными были потери 5-го ВФ, бомбардировщики которого действовали под «прикрытием» Bf-110, половина из которых сама не вернулась на базы – всего 5 ВФ потерял до 20% самолетов, и больше его уже не привлекали к операциям такого масштаба.). И это несмотря на то, что немцы впервые применили правило прикрывать каждый бомбардировщик не менее чем двумя истребителями (а пикировщик – тремя, впрочем, уже 18 августа уцелевшие «Штуки» вывели из боев, чтобы сохранить их для участия во вторжении), в результате чего, например, из 1786 вылетов только 520 были сделаны бомбардировщиками.
Три следующих дня не принесли немцам ничего, кроме новых потерь, за которыми 19 августа последовали «оргвыводы» в типично геринговском духе – не дав четких указаний подчиненным и оставив в силе требование уничтожения английских истребителей, он предложил Флотам самостоятельно выбирать цели (кроме Лондона и Ливерпуля) и заодно усилить бомбежку авиабаз английских бомбардировщиков (в опасении серьезных ударов по немецким базам, о которых англичане пока и не помышляли), а также заводов, производящих самолеты, моторы и алюминий. Предложив своим подчиненным также «разобраться» со своими «неподходящими» командирами и усилить контроль за «неопытными» командирами (к этому времени даже сам Геринг уже не мог закрывать глаза на потери среди опытных кадров), он написал фразу, которую я рекомендую к прочтению всем, кто восхищается могуществом Люфтваффе: «Поспешные приказы и опрометчивые миссии невозможны в войне против Англии: они могут привести только к тяжелым потерям и неудачам». Как говорится, ни убавить, ни прибавить.
Однако директивами (даже самого Геринга) мало что можно было изменить – третий месяц почти непрерывно находящиеся в боях части Люфтваффе просто подошли к пределу своих возможностей.

4. Перед решающей схваткой – соотношение сторон

Я специально выделил этот раздел, поскольку во всех «альтернативах» реального исхода Битвы за Англию звучит один и тот же мотив: «а вот если бы немцы не начали бомбежки Лондона, то тогда Королевским ВВС каюк». Итак, попробуем разобраться, кто был ближе к истощению – немцы или англичане.

Люфтваффе

С начала операции и до конца августа немцы потеряли 885 самолетов и 1403 человека летного состава (из них почти 4/5 «пропавшие без вести»; большинство из них погибло). Но эти цифры еще не показывают всей глубины немецких проблем.
Так, например, немецкая авиапромышленность, хотя и с трудом, смогла пополнить потери в самолетах, но при этом выпуск запчастей упал настолько, что техники были вынуждены разбирать на запчасти поврежденные машины, которые вполне можно было отремонтировать.
То же и с людьми. Да, немецкие летные школы выпускали даже больше пилотов, чем было нужно для восполнения потерь, но это были неопытные пилоты, а вот ветеранов становилось все меньше. Потери в опытных авиаторах были настолько чувствительны, что Геринг запретил иметь в экипажах самолетов больше одного офицера. Но и это еще не все – если у англичан все силы были брошены на подготовку истребителей и именно в истребительную авиацию перевели много опытных пилотов из других командований, то у немцев было все наоборот – летчиков истребительной авиации переводили в бомбардировочную авиацию для восполнения ее потерь в летном составе!
Кроме того, мне просто невозможно представить кого-либо из английского военного и политического руководства, обвиняющего истребительную авиацию в трусости и нерешительности. А вот Геринг часто критиковал истребительную авиацию за нерешительность действий и обвинял ее в неудачах, причиной которых были его собственная недальновидность и ошибки в планировании. Впрочем, это было во многом следствие господствовавшего тогда в командовании Люфтваффе отношения к истребительной авиации как к оборонительному и второстепенному роду авиации.
Как следствие такого отношения мораль в истребительных частях, совершавших иногда до пяти вылетов в день, упала до предела. В свою очередь экипажи бомбардировщиков ощущали тяжелые потери и страдали от сознания своей незащищенности от атак английских истребителей, что приводило к грызне между бомбардировочными и истребительными командирами.
Ко всему прочему Геринг не давал экипажам выходных дней и не разрешал менять подразделения, находящиеся на линии фронта, что сильно утомляло экипажи. Усталость же пилотов приводила ко все большему количеству несчастных случаев. Количество погибших по небоевым причинам самолетов у немцев возросло с 38 в июле до 98 в августе (из 595 погибших в том месяце, т.е. каждая шестая машина выходила из строя безо всякого вмешательства англичан).

Королевские ВВС

Прежде всего я хочу прояснить один очень важный вопрос по поводу «истощения» Королевских ВВС. Все разговоры об усталости пилотов, истощении эскадрилий, бомбежки авиабаз и т.п. относятся только к одной – 11 группе Истребительного командования. 10 группа после перехода 3 ВФ на ночные полеты получила передышку, а эскадрильи 12 группы несли гораздо меньшую нагрузку, а в серьезных боях участвовали только при прикрытии северных аэродромов 11 группы. То есть, говоря о соотношении сил и потерь в Битве за Англию, мы должны понимать, что против главных сил двух воздушных флотов немцев (а точнее – главных сил всего Люфтваффе) действовало одновременно только около половины сил Истребительного командования. И тут кроется главная проблема немцев – они физически не могли действовать на всю глубину обороны англичан! Да, немецкие пилоты чаще брали верх над англичанами в воздушных боях (соотношение потерь во время Битвы за Англию: Spitfire против Bf 109: 219 к 180; Hurricane против Bf 109: 272 к 153; правда, следует отметить, что основной целью английских истребителей почти всегда были бомбардировщики, и что поэтому редкий воздушный бой проходил с превосходством немцев меньшим, чем 3 к 1). Да, немецкие командиры могли иногда навязать англичанам «свой рисунок» воздушного боя. Но несмотря на все это, немцы сражались ТОЛЬКО с теми эскадрильями, с которыми им позволял сражаться Даудинг, и ни бомбардировщики, ни учебные части, расположенные преимущественно в центре и на севере Англии и в Шотландии, были недоступны немцам. И с этим положением вещей немцы ничего поделать не могли.
Конечно, к решающим боям английские эскадрильи подошли также сильно истощенными – в июле и августе было потеряно 421 самолетов, погибло и пропало без вести 213 пилотов Истребительного командования. Однако к концу августа-началу сентября большинство эскадрилий 11 группы были заменены свежими (из 21 эскадрильи, бывшей в составе 11 группы на 10 августа, к 7 сентября оставалось только 7 из 23 имеющихся – остальные были заменены) – а вот немцам сменять своих измотанные эскадрильи было нечем. Кроме того, на легенду об «истощении» работал и тот фактор, что эскадрильи 11 группы действовали поодиночке, т.е. почти всегда численно уступали противнику.
Встает вопрос – а почему англичане не перебросили больше эскадрилий на юг? Ответов много, но, ИМХО, тут дело в том, что главным в действиях англичан было отнюдь не уничтожить Люфтваффе, а сорвать возможную высадку немцев на юге Англии. Для этого же было нужно постоянно иметь под рукой воздушный резерв для завоевания господства в воздухе с целью разгрома сил вторжения. Этим резервом и были эскадрильи 12 и 13 групп.
Tags: война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments